Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
Генерал Барзани

Глава 11. Заговоры против республики

Возвращение Барзани в качестве национального героя вызвало крайнюю обеспокоенность юнионистов, которые продолжили политику заговоров против правительства Касема. В начале ноября 1958 г. баасисты инспирировали антиправительственные выступления в Багдаде, Мосуле и Киркуке. В Киркуке например, заговорщики спровоцировали на выступление туркмен. Участники этих выступлений требовали возвращения в Ирак полковника Арефа и немедленного объединения Ирака с ОАР. В этой ситуации Демократическая партия Курдистана вместе с ИКП стала на позиции всемерной поддержки правительства Касема. В ответ на вылазки правонационалистов ИКП и ДПК организовали массовые демонстрации в поддержку правительства Касема. Ведущая роль в организации народных демонстраций против заговорщиков принадлежала ИКП [29, с. 77].

3 ноября неожиданно в Багдаде была получена телеграмма о возвращении Арефа из Бонна. Самовольное появление Арефа в Багдаде свидетельствовало о готовящемся заговоре против правительства. Ареф вернулся без разрешения своего правительства, причем скрывал, что останавливался в Каире и тайно был принят Насером. Пользуясь поддержкой арабских и курдских демократических сил, Касем решил ускорить события. 4 ноября он вызвал Арефа и после бурной беседы тот был арестован офицерами военной полиции. Из состава правительства были выведены министры-юнионисты Джабер Омар, Фуад Рикаби и др. Затем были изолированы и другие организаторы заговора. Уступая настойчивым требованиям ИКП, ДПК и НДП, Касем закрыл рупор правых сил - газету "Аль-Джумхурия" [29, с. 76-77].

После ликвидации заговора Арефа 10 ноября 1958 г. представители Иракской компартии и Демократической партии Курдистана подписали "Пакт сотрудничества". Пакт предусматривал координацию усилий двух партий для "защиты завоеваний революции 14 июля, совместной борьбы против заговорщиков и предоставления курдскому народу права национальной автономии в пределах Иракского государства" [29, с. 76-77].

В то же время для укрепления фронт национального единства вместо фактически вышедших из фронта представителей партий БААС и Истикляль в него были включены представители Демократической партии Курдистана [29, с. 78].

6 декабря 1958 г. в Ираке был раскрыт новый заговор. Его главным организатором был Рашид Али Гайлани. Этот заговор поддерживали те же силы, которые выступали вместе с Арефом. 8 декабря Рашид Али Гайлани и другие организаторы заговора были арестованы. Как и Ареф, новые заговорщики обвиняли правительство Касема в "отходе Ирака от арабизма", говорили об угрозе "курдского сепаратизма" и "коммунистической угрозе". Бейрутский журнал "Аль-Ахд", защищавший группировку Арефа и Гайлани, в то время писал: "Во времена Нури Сайда никто ни разу не говорил, что иракский народ состоит из арабов и курдов. Тогда Ирак считался арабским и все" [Цит. по: 29, с. 57].

27 декабря 1958 г. в Багдаде начался судебный процесс над заговорщиками. Особого внимания заслуживает та часть обвинения, которая касалась курдского вопроса. Председатель народного трибунала Фадыль Махдави обвинил заговорщиков в измене целям июльской революции. Он так и заявил на суде: "Ареф обвиняется в измене целям июльской революции, ибо объединение с какой-либо арабской страной до обеспечения арабо-курдского единства - это измена духу иракской революции" [Цит. по: 29, с. 57]. Суд приговорил Арефа и Гайлани к смертной казни. Одновременно было объявлено решение Касема о помиловании обвиняемых и о замене казни длительным тюремным заключением.

После того, как спала вероятность английской и американской интервенции в Ирак, в северном Ираке развила свою активность Турция, которая желала восстановление в своих владениях нефтеносных районов Киркука и Мосула. При этом турецкие власти через своих агентов особенно усердствовали в районе Киркука. Здесь действовала реакционная пантюркистская организания "Туран", которая при прямой поддержке турецких властей выступала против демократических сил этого района, особенно курдских. 10 января 1959 г. было спровоцировано столкновение между туркменами и курдами в небольшом городке Кепри в районе Киркука, во время которого были убиты и ранены несколько человек. Вслед за этой провокацией были предприняты попытки организовать волнения в других районах ливы Киркук [29, с. 81].

ИКП и ДПК энергично активно помогли республиканским властям в пресечении попыток "туранистов" захвата власти и в восстановлении порядка. При этом все хорошо понимали, что в случае затягивания процесса подавления восстания могла появиться вероятность вооруженного вмешательства Турции во внутренние дела Ирака под предлогом защиты "туранистов".

11 февраля 1959 г. Касем принял Мустафу Барзани и Ахмеда Барзани. Во время этой встречи курдские лидеры заявили, что ДПК и все патриотические силы Курдистана по-прежнему решительно поддерживают политический курс правительства и "отдают все силы для осуществления целей июльской революции" [29, с. 81]. Активное и результативное подавление восстаний антиправительственных на севере республики привело к еще большему упрочению влияния в правительственных кругах Ирака курдов, а особенно военного крыла ДПК, возглавляемого Мустафой Барзани.

В начале 1959 г. с их помощью был подавлен заговор против правительства Касема, который поднял реакционный курдский феодал Рашид Лолан, известный своими связями с ирано-турецкими реакционерами. Добровольцы из ДПК, ИКП и из числа ассирийцев во главе с Барзани подавили это антиправительственное, антинародное выступление чем снискали еще большее уважение правительства.

3 марта 1959 г. правительство приняло важное решение о посмертной амнистии казненных иракскими властями в 1947 г. четырех героев курдского восстания 1943-1945 гг. -Иззета Абдуль Азиза, Мустафы Хошнава, Хейруллы Керима и Мухамеда Махмуда Кудси. Посмертная реабилитация курдских офицеров-героев барзанского восстания в Курдистане была воспринята курдами с большим энтузиазмом. Поскольку казненные курдские патриоты были активными участниками национально-освободительного движения, направленного против королевского режима и имевшего целью достичь признания национальных прав курдов в Ираке, акт посмертной амнистии правительства Касема давал основание полагать, что правительство выполнит свое обещание о курдской автономии.

В начале марта 1959 года в Мосуле вспыхнул новый мятеж против правительства Касема. Касем был прекрасно информирован о готовящихся беспорядках и соответственно 5 марта отдал приказ о приведении всей армии в состояние боевой готовности.

Катализатором этих событий стало проведение, с разрешения правительства, Национальным советом сторонников мира Иракской республики в Мосуле дней борьбы за мир. При этом Национальный совет опираясь на активную поддержку Иракской компартии, Демократической партии Курдистана и других левых партий и организаций, намеревался продемонстрировать правительству и всему миру свою силу.

Заговор возглавил командир пятой бригады иракской армии полковник Абдель Вахаб Шавваф и его приближенные, которые были тесно связаны с баасистами и группой Арефа. Они враждебно воспринимали санкции правительства Касема против БААС и сближение с коммунистами и ДПК [39, с. 23].

Большие надежды возлагали заговорщики на помощь со стороны вождя племени шаммар Шейха Аджиля, а также шейхов племен аль-Хабис и аль-Хаки, являвшихся ярыми врагами республиканского режима. Доставка помощи и военного снаряжения заговорщикам осуществлялась через сирийский железнодорожный пункт Тель-Кочек. Поставляемые оружие и снаряжение распределялись ими среди шаммаров и других поддерживавших их лиц.

6 марта в Мосул приехали многотысячные представители иракских политических партий из Багдада, Киркука, Сулеймании, Эрбиля и других районов страны. В мосульской манифестации сторонников мира приняло участие около 250 тыс. человек, главным образом из Иракского Курдистана. 6 марта десятки тысяч людей различных национальностей собрались на стадионе Баб-Синджар и приняли резолюцию, которая поддерживала внутренний и внешнеполитический прогрессивный курс правительства Касема. Иракские сторонники мира в Мосуле резко осудили и потребовали немедленного выхода Ирака из агрессивного Багдадского пакта [29, с. 83].

7 марта заговорщики перешли к действиям. В центре Мосула баасисты и юнионисты при поддержке воинских частей Шаввафа стали обстреливать помещения, где находились сторонники мира. Последние проявили выдержку и не поддались провокации. Следующим шагом заговорщиков была организация антиправительственной демонстрации. Заговорщики вышли на улицу с лозунгом "Да здравствует Ареф!" и требовали "немедленного объединения с ОАР". И в качестве демонстрационной акции на одном из зданий Мосула заговорщики вывесили знамя ОАР. В ответ на это выступление заговорщиков ИКП и ДПК организовали более мощную демонстрацию. Под предлогом восстановления порядка в город были введены войска 5-й бригады, которой командовал полковник Абдель Вахаб Шавваф. Утром 8 марта с запада к Мосулу прорвались отряды из племени шаммар под руководством Ахмеда Аджиля. К этому времени стала работать подпольная радиостанция заговорщиков "Голос Мосула". В одном из первых заявлений подпольная радиостанция обратилась к "Ирак петролеум компани" с требованием прекратить отпуск и отправку нефтепродуктов багдадскому правительству. Следует отметить, что заговорщики особо подчеркивали свою приверженность политике "антикоммунизма". В одном из выступлений Шавваф прямо заявил, что он и его сторонники являются "офицерами-антикоммунистами и выступают за более тесную связь с ОАР". Как "коммунистическая" классифицировалась ими также и деятельность ДПК и НДП. Одним из пунктов обвинения заговорщиками Касема было то, что его правительство, "признавая за курдами их национальные права" тем самым "наносит удар по делу арабского единства в Ираке" [Цит. по: 29, с. 86].

Заговорщики учинили физическую расправу над своими политическими противниками. Мятеж заговорщиков принял угрожающий характер. Вооруженные банды бедуинов племени шаммар во главе с Ахмед Аджилем творили бесчинства над мирным и безоружным населением [39, с. 23]. Мосул полностью находился в руках заговорщиков. Шаммары устроили резню в одной из деревень Мосульской ливы "христианское население которой поддерживало правительство Касема" [29, с. 87].

Первые успехи заговорщиков вскружили головы, организаторам. В заявлении, сделанном по мосульскому радио и опубликованном также в столице одной из арабских стран, полковник Шавваф выступал как глава государства. "До создания нового законного правительства, - заявил Шавваф, - мы берем на себя ответственность за руководство страной" [Цит. по: 29, с. 87].

Значительный интерес представляет отношение западных империалистических держав к этим событиям в Мосуле. Так например, американская печать не скрывала своего удовлетворения попыткой Шаввафа совершить государственный переворот. Исходя из предположения, что мятеж еще не подавлен, вашингтонский корреспондент журнала Уоллстрит джорнел" Джон Гибсон писал, что попытка Шаввафа "зарождает надежды в столицах западных держав" [Цит. по: 29, с. 87].

Тем временем правительство Касема перешло в контрнаступление. Вечером 8 марта было опубликовано заявление Касема, где отмечалось, что "командующий 5-й бригадой полковник Шавваф снят со своего поста за заговорщическую деятельность" [Цит. по: 29, с. 87]. В заявлении Касема в котором он призывал народ помешать бегству полковника Шаввафа.

ИКП, ДПК и НДП развернули энергичную деятельность в защиту завоеваний июльской революции. Особую важность представляла мобилизация курдов, ибо события происходили на севере Ирака. Курдское ополчение Курдистана возглавил Мустафа Барзани.

Генерал Барзани

Руководимая им Демократическая партия Курдистана обратилась со специальным "Призывом к курдскому народу" подавить мятеж "целью которого является уничтожение достижений республики арабов и курдов" [Цит. по: 29, с. 87]. Немедленно были организованы курдские партизанские отряды. В их число входили отряды городов Дхок, Шейхан, Амадия, районов Захо и Синджара. Отряды курдских партизан заняли холмы Кайнджо на перекрестке важных дорог близ Мосула, затем переправились через реку Тигр и окружили важный укрепленный пункт заговорщиков-крепость Разе аль-Кор. Вслед за этим курдские отряды вошли в город и стали занимать стратегические центры, в том числе Фейсалие - укрепленный район реакционеров и их штаб-квартиру, Дом офицеров и Новый мост. Той же ночью они овладели военным лагерем и спасли немало арабов и курдов, арестованных мятежниками.

Совместными усилиями верных правительству войск и курдских отрядов, возглавляемых Барзани, мятеж был подавлен. 9 марта главарь заговорщиков Шавваф был ранен, затем один солдат иракской армии расстрелял его. Мятежники, в том числе и отряды племени шаммар, были полностью разгромлены.

Касаясь роли курдских демократических сил в ликвидации самого опасного заговора против республики, один французский наблюдатель отметил, что "важную роль в победе багдадского правительства сыграли курдские племена из северного Ирака...". "Весь курдский народ, - писал французский журнал "Демокраси нувель", - активно встал на защиту иракского республиканского правительства" [Цит. по: 29, с. 90].

Во время подавления мосульского мятежа Барзани на него было произведено покушение. Впоследствии Барзани рассказывал, что прямо у его ноги в землю врезалась пуля, выпущенная явно сзади, со стороны своих и он был уверен, что стрелял коммунист. Возможно таким способом лидеры коммунистического движения пытались устранить опасного конкурента в политической борьбе [3].

Хотя мятежные мосульские офицеры, собственно, не были баасистами, ответственной за мятеж была "назначена" БААс. 11 марта газета "Иттихад аш-Шааб" опубликовала документ, характеризующий роль Арефа в подготовке заговора. Как явствует из этого документа, уже через несколько дней после революции 14 июля Ареф замышляя планы, противоречащие целям иракской революции [29, с. 91].

Против партии начались репрессии, многие ее активисты попали в тюрьму. Именно после этого баасисты вынесли Касему смертный приговор, который едва не осуществили в октябре (в известном покушении, в котором принимал участие Саддам Хусейн).

После подавления мятежа значительно возросли роль и авторитет ИКП и ДПК. Достаточно отметить, что все массовые организации, находившиеся под влиянием ИКП, насчитывали к весне 1959 г. свыше одного миллиона человек, т.с. практически 1/3 взрослого населения страны [29, с. 91].

22 марта Иракская компартия передала Касему следующие требования: 1) вооружение народных сил сопротивления; 2) открытый разрыв с Багдадским пактом; 3) приведение в исполнение приговоров, вынесенных в отношении врагов республики.

Под ее жестким давлением правительству Касема пришлось немедленно вывести страну из Багдадского вечером. Вечером 24 марта 1959 г. на пресс-конференции Касем заявил, "что решение Ирака выйти из Багдадского пакта вступает в силу с сегодняшнего дня..." [Цит. по: 29, с. 92]. Одновременно с выходом Ирака из Багдадского пакта прекратило действие англо-иракское соглашение от 4 апреля 1955 г. Позднее, 2 июня 1959 г., правительство Касема пошло на денонсацию трех соглашений, навязанных Ираку правительством США в 1954-1955 гг.: о военной, "помощи", об использовании Ираком американского оружия и снаряжения и об экономической "помощи" на основе "доктрины Эйзенхауэра".

Советский Союз и компартия Ирака с удовлетворением восприняли это решение, в то же время как сам Касем почувствовал на своих плечах бремя коммунистов. Касем хорошо понимал, что в случае продолжения усиления влияния коммунистов в стране его неминуемо ждет коммунистический переворот. С другой стоны ключевого требования курдов - автономии - он не удовлетворил и удовлетворять не собирался т.к. это шло вразрез с настроениями очень широкого слоя арабского населения и интересов иракских турков. В результате курды получили только право издавать свою литературу и несколько постов в правительстве. Этого было для них явно недостаточно и они начали все больше и больше выражать свое недовольство, тем более, что они могли считать себя главными борцами за республику при подавлении мосульского мятежа и соответственно требовать уступок со стороны правительства.

 
Рекомендуем
Посмотрите уникальные авторские фотографии курдов и Курдистана

kurdish postcards
Известные курды

Чингиз Ильдрым

Чингиз Ильдрым

1890—1938

Народный комиссар АзССР по военным и морским делам

⠫ ᠩ⮢