Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
Генерал Барзани

Глава 12. Возвращение барзанцев в Курдистан

Весной 1959 г., после мосульских событий, правонационалистический фланг революции был разгромлен, а левые почувствовали себя хозяевами положения. Был выдвинут лозунг создания правительства "Народного фронта", под которым подразумевалась коалиция Компартии, ДПК и Народно-Демократической Партии. Лозунг "народного фронта" был явно подсказан коммунистам из Москвы. Таким образом Кремль пытался реализовать опробованную в Восточной Европе схему прихода коммунистов к власти. Следует отметить, что в тот момент ИКП была не просто самой многочисленной, а единственной по-настоящему массовой из всех общеиракских партий. В Багдаде проходили гигантские, до нескольких сот тысяч участников, демонстрации под лозунгом: "Коммунистов в правительство!" [27, с. 39].

Именно в этот момент, когда ситуация политическая ситуация в Ираке для Москвы стала более или менее вырисовываться для поддержки коммунистов и демонстрации иракцам всех преимуществ социализма было решено отправить в Ирак морским транспортом остальных барзанцев. Вот как вспоминает об этих событиях д-р. ист. н., профессор Ордихане Джалил: "Мое пребывание во Вревске (место проживания барзанцев в СССР. - К.А.) совпало с историческими событиями. За три месяца до моего приезда, 14 июля, в Ираке произошла революция, король был свергнут, Ирак объявлен страной курдов и арабов. Среди моих друзей (барзанцев - К.А.) царило напряжение, решалась их судьба. По вечерам, почти все барзанцы собирались у транзисторного приемника и, затаив дыхание, внимательно слушали каждое слово, передаваемое из Багдада.

Проводы с Белорусского вокзала

В июле 1958 г., после отъезда Моллы Мустафы из Москвы в Прагу, для дальнейшего следования в Багдад, стало ясно, что барзанцы, участники великого похода из Южного Курдистана в СССР, скоро должны вернуться на Родину. Но когда? Этот вопрос висел в воздухе и мучительно томил душу отъезжающих. Я был свидетелем как из разных городов нашей страны, куда судьба забросила курдов-барзанцев для получения образования звонили в "центр" - на Новослободскую улицу, в квартиру генерала Барзани, чтобы получить сведения о времени их возвращения. Этот долгожданный отъезд длился почти восемь месяцев.

В один из весенних дней, 28 марта 1959 года мой друг Сеид Ахмед Барзани позвонил мне из Москвы в Ленинград и сказал "Брат, уезжаем...". На мой вопрос - когда, он ответил: "Завтра, завтра в двенадцать часов дня с Белорусского вокзала". Ровно сорок четыре года спустя радостный, взволнованный голос Сеид Ахмеда и поныне звучит в мох ушах, голос спокойного, уравновешенного человека, голос торжествующий, голос победителя ... И я в тот же день вечером выехал в Москву.

Утром 29-го марта, на мой звонок с Ленинградского вокзала на Новослободскую, никто не ответил, тогда я прямо поехал на Белорусский вокзал. Здесь царила неимоверно радостная и торжественная атмосфера. Уезжающие и провожающие приехали на вокзал намного раньше времени, как будто боялись упустить спецсостав в Одессу. В столице нашей Родины, на Белорусском вокзал везде звучала курдская речь. Мне показалось, что свершилось что-то сказочное - Курдистан в составе СССР. Какая наивная мечта! Среди огромной толпы я быстро разыскал своих друзей, которые для меня были примером мужества, храбрости, великодушия... Ох, как мне было тогда обидно, что при себе я не имел ни фотоаппарата, ни портативного магнитофона, чтобы записать на ленту голоса рыцарей Востока, запечатлеть на фотопленку незабываемые лица. Поэтому при проводах я старался, как можно шире открыть глаза, заострить слух, чтобы как можно больше увидеть и чтобы как можно больше услышать. Ведь я становился очевидцем исторического и неповторимого события в судьбе моего народа. Но человеческие возможности ограничены. Я мог увидеть лишь столько, сколько было возможно увидеть, я услышал столько, сколько было доступно моему слуху, и больше ничего. Но внутреннее волнение перехлестывало все возможные и не возможные границы.

На вокзал многие курды приехали со своими семьями. Поэтому на перроне, наряду с взрослыми отъезжающими были и жены, и дети, и деды, и бабушки, и тети и дяди по материнской линии. Многие из них приехали из Саратова, Тамбова, Горького, Иванова. К моему удивлению своих вчерашних студентов приехали проводить также их преподаватели. Они говорили мне: "Ой, какие были ребята, какие они были исполнительные, а какие порядочные". Этими словами было сказано всё.

Не описать веселый шум и гам, охвативший столичный вокзал. Появились и первые слезы на глазах молодых женщин, ведь уезжают в незнакомый край.

Наконец был подан специальный состав, не указанный в расписании. Состав был довольно длинный, трудно мне сейчас сказать из скольких вагонов он состоял, но совершенно уверено могу отметить, что отъезжающих было почти в два раза больше, чем бойцов, перешедших в тяжелые годы советскую границу. Их количество перевалило за 900 человек. В этом факте я вижу нечто символическое. Несмотря на потери боевых друзей на полях сражений и естественный отсев, барзанцы возвращались на родину, пополнив свои ряды детьми и верными подругами жизни. Борьба продолжалась ...

В полдень 29 марта 1959 г., на Белорусском вокзале молодые, и со временем ставшие уже пожилыми бойцы, несмотря на старые и новые раны, вдруг воспряли, ожили и крепко взявшись за руки, образовали огромный хоровод и начали спонтанно петь хороводные песни. Ноги сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее начли делать неимоверное сложные па напоминающие нечто победоносное. Мгновенно одна часть танцующих поднялись на плечи другой части танцующих курдов и под звуки захватывающей хороводной мелодии создалась картина оборонявшейся крепости. Это был танец "Шехани". Хоровод у курдов, как правило, сначала кружится медленно и ритмично, порой набирает непомерно быстрый темп и как огненный шар бросается то влево, то вправо, то назад, то вперед, как на поле сражения. А тут - построение недоступной крепости... Не здесь ли кроется непокорность барзанцев, которая как в капле воды отражает национальный характер древнейшего народа Востока.

Наконец зазвонил колокол, оповещающий о готовности поезда к отправке. Я не помню, как мы все обнялись, крепко поцеловались. И все мои друзья, как один говорили: до свидания, до встречи в Курдистане. И какая же должна была бы быть тогда у моих друзей уверенности в их справедливой борьбе, чтобы не сомневаться в нашей встрече в Курдистане.

Ровно в 12 часов поезд медленно тронулся с места и направился на юг, на Одессу. А в это время Мустафа Барзани уже в Багдаде ждал своих соратников, с которыми он двенадцать лет прожил в СССР" [19].

Для того, чтобы Москва могла следить за состоянием дел в Курдистане к курдам был прикомандирован сотрудник советской разведки А.В. Киселев. Он присоединился к барзанцам в Одессе и был направленный в Ирак для поддержания связи СССР с Барзани. Вот как он вспоминает об этих событиях: "Мое личное знакомство с Барзани произошло в апреле 1959 года. В то время в советском общественном мнении он представлялся лишь как один из командиров партизанского движения (а к партизанскому движению тогда, сразу после войны, отношение было очень уважительное). Такое представление было и у меня, когда меня совершенно случайно назначили на теплоход "Грузия". Я был рядовым сотрудником морской контрразведки, пришел из какого-то рейса в Одессу, а меня тотчас перевели на это судно. Исходные данные были минимальны. Москва сообщила только, что прибывает отряд, который 12 лет пробыл у нас, а сейчас в Ираке произошла революция, - хоть и буржуазная - во главе с Абдель Керим Касемом, свергнут король Фейсал и режим Нури Саида, и этот отряд возвращается на родину. Ну, что ж - задание есть задание. Взял под козырек, дорожный чемоданчик в руки - и быстрее на теплоход. И вот, в качестве пассажирского помощника, я вынужден был включиться во все дела, принимать пассажиров, решать, где и как разместить, решать их проблемы - а пассажиров оказалось достаточно много, более 850 человек: ехали с женами, детьми, много было стариков - так что работы хватало. Так или иначе, разместились благополучно, поскольку я отдал все вопросы на инициативу самих курдов, сказав: "Ребята, вы знаете свой народ лучше, вот вам карта расположения кают - и размещайте, чтобы все было бесконфликтно". Сначала разместились, как получилось, а уже на следующий день разошлись соответственно дружеским и родственным связям. Когда же люди успокоились и даже уже немножко заскучали - я смог говорить с ними уже не о текущих проблемах, а об их жизни, об истории их отряда и о самой личности Мустафы Барзани. Ведь раньше я об этом практически ничего не знал! На судне царила некая приподнятость, праздничный настрой. Скоро будет родина, мы увидимся с родными, друзьями... Постоянные танцы на палубах, оживление, веселье - плюс спокойствие после длительной дороги, хорошая пища, свежий воздух, красоты, которые дает хорошая морская прогулка, - все это очень благоприятно сказывалась на общей атмосфере, в том числе и на атмосфере нашего общения. В разговорах мне раскрывали душу... И услышанные рассказы позволили мне подкорректировать свое отношение к Барзани. Ведь до этого, как я говорил, я считал его обыкновенным партизанским командиром. Тут же я узнал о его происхождении, о его брате Ахмеде, о жизни в Союзе. И я проникся огромным уважением к Мустафе Барзани...

Говорили о Барзани, как правило, в высшей степени одобрительно. Отмечали его личное мужество, но также и политическую гибкость, даже изворотливость, говорили о его незаурядном уме. Были и некоторые ремарки критического свойства. Это связано с тем, что курды, прожив 12 лет в советском обществе, переняли какие-то категории марксистско-ленинской идеологии и классового подхода. Некоторые говорили: "Да, конечно, все так, но ведь я крестьянин, а он - вождь, он из другого мира, его и наши заботы - несоизмеримы. Вряд ли он до конца может проникнуться нашими заботами и бедами. Хотя, конечно, он - боевой человек..." Отмечали еще несоответствие в уровне жизни, обеспечении. Различия, конечно, были огромными, хотя их создал и не Барзани. Ведь пока рядовые бойцы жили в бараках, Барзани отселили на Арал, а потом перевели в Москву, на Новослободскую улицу - в дом для элиты политэмигрантов. Так что они полагали, что Барзани в какой-то степени оторвался от своей общины. Конечно, внешне, физически, так оно и было. Но духовно он всегда был с ними. Хотя перед ним в тот период стояли совершенно определенные задачи. Это - и консолидация движения и общины, и собственный творческий рост. Недаром же он в короткое время освоил русский язык, причем, как вспоминали его преподаватели, достаточно глубоко. Они рассказывали, что мыслительный аппарат у него работал очень глубоко и четко, и "понятийка" (способность к овладению понятийным аппаратом) была блестящая. Ему не надо было растолковывать какие-то прописные истины, он все схватывал на лету. Очень быстро ориентировался в политических, социальных вопросах, потому что все это уже вызрело в его сознании. Это соответствовало каким-то личным его запросам. Словом, общее мнение о Барзани было, безусловно, позитивным, и почти единогласно. К тому же люди считали, что некоторая их повседневная удаленность от Барзани - просто результат обстоятельств, в которые они попали в Союзе, а по возвращении домой все изменится, и отношения станут более близкими и тесными. Такова информация о Барзани, которую я впервые получил на судне" [26].

Прибытие теплохода "Грузия" в Басру

с барзанцами на Борту 29 марта 1959 г.

17 апреля в Басру пришел советский теплоход "Грузия" на борту которого находились 470 барзанцев и членов их семей. Им была устроена торжественная встреча, как героям борьбы за свободу, после чего они после 14-летнего отсутствия возвратились в свои дома. Вот как вспоминает об этих событиях А.В. Киселев: "Потом мы пришли в Басру - была парадная встреча, десятки, даже сотни сопровождающих судов, летящие над головой самолеты, потом толпы народа на причале - все это было очень трогательно... Барзани тоже был среди встречавших, хотя мне тогда и не удалось его видеть. Потом в Багдаде, в королевском дворце, был устроен президентский прием в его честь, но я даже не знал, кто и где его устраивает, знал только, что прием. А поскольку экипаж "Грузии" пошел осматривать город, а на мне как на вахтенном помощнике и как на сотруднике контрразведки была двойная ответственность - я должен был сидеть на судне: мало ли что произойдет! Но тут приехал консул, тоже наш сотрудник, приехал с двумя заданиями: набрать побольше водки и увезти меня в Багдад, поскольку возникла идея, чтобы представить меня Барзани и чтобы он вручил ценный именной подарок. Но мне представляется, что за этим стояло нечто большее. Потому что, когда меня представили, я ему сказал: "Здравия желаю, товарищ генерал!" Собственно, с чего бы это пассажирский помощник с судна, совершенно цивильный человек, подходит к незнакомому господину и говорит: "Товарищ генерал"? Но я заметил, что ему это было приятно. Тут, как мне кажется, произошло заочное знакомство: он догадался о моей действительной функции. Ведь он был достаточно тертым, знающим, прошедшим отличную школу конспирации человеком, и мне кажется, что он своим пронизывающим взглядом чувствовал собеседника до конца. Он мне тогда не сказал ни слова. Но он смотрел на меня неотрывно, и каким-то особенным изучающим взглядом. Потом его помощник вручил мне золотые часы "Омега". Таково было мое первое знакомство" [26].

18 апреля, на следующий день после прибытия в Басру теплохода "Грузия" с барзанцами на борту, газета "Правда" опубликовала корреспонденцию П. Демченко: "Сыны иракского народа возвратились на родину". В этой статье впервые публично говорилось о курдских патриотах, принимавших участие в восстании 1943-1946 гг. и их проживании в СССР. Корреспондент писал, что жители Южного Ирака устроили советскому теплоходу торжественную встречу, что на расстоянии более чем восьмидесяти километров от Басры его встретили около 150 катеров, в которых разместились делегации общественных организаций, рабочие порта. Десятки тысяч людей собрались на берегу, чтобы приветствовать возвращение на родину патриотов. Неосведомленному русскому читателю корреспондент объясняет, что восстание охватило тогда все курдское население Северного Ирака и что свыше трех лет восставшие сражались против войск диктаторы Нури Саида под руководством главы племени барзан Мустафы Барзани. "После усиления вмешательства английских колонизаторов, вооруживших карателей артиллерией, танками и авиацией, курдские повстанцы вынуждены были отступить. С боями пробились они в Северный Иран, а затем получили политическое убежище в Советском Союзе" [Цит. по: 3].

По словам представителя советского Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, руководившего репатриацией курдов Коняина: "На борту теплохода "Грузия" в Ирак прибыло 459 курдов, а также 394 члена их семей, включая 255 детей. В числе репатриантов более 180 человек старше пятидесяти лет" [Цит. по: 25]. Высмеяв вымыслы западных телеграфных агентств насчет так называемых перебросок "добровольцев" и "оружия" в Ирак, Коняин сообщил, что империалистические круги безуспешно пытались спровоцировать инцидент с теплоходом.

Далее "Правда" писала, что "60 процентов репатриантов имеет среднее и высшее образование, два из них - кандидаты наук. В Советском Союзе иракские патриоты не только нашли политическое убежище, но и смогли приобрести профессии инженеров-строителей, агрономов, учителей. Советский народ гостеприимно, по-братски принимал курдских эмигрантов, оказал им материальную помощь, окружил их заботой.

Революция 1958 года смела продажный режим Нури Саида и гарантировала курдам положение равноправных граждан молодой Иракской Республики. Это позволило эмигрантам вернуться на родину" [Цит. по: 25].

Обращаясь к корреспонденту ТАСС, один из прибывших курдов - Касем Саади сказал: "Передайте советской и зарубежной печати, чти напрасно клевещут на нас империалисты и их агенты. Мы приехали из Советского Союза со своими женами и детьми. Пусть все знают, что единственное наше оружие, которое мы везем с собой, - это дружба, братство и мир со всеми народами. Дружественный советский народ помог нам получить профессии мирного труда в промышленности и сельском хозяйстве. Мы возвратились на родину, чтобы трудиться вместе с братьями курдами и арабами на благо родины - Иракской Республики" [Цит. по: 25].

Вечером в празднично украшенной Басре состоялся многотысячный митинг, посвященный возвращению участников национально-освободительного движения иракского народа. Ораторы, выступившие на митинге, выразили глубокую благодарность Советскому Союзу за заботу о курдах-эмигрантах и гуманное содействие в их возвращении на родину. Митинг вылился в массовую демонстрацию, проходившую под лозунгами: "Да здравствует мир!", "Да здравствует советско-арабская дружба на вечные времена!"

О восторженной встрече курдов-барзанцев в порту Басра писали также "Известия". По прибытия в Ирак группа барзанцев передала корреспонденту ТАСС благодарственное письмо, которое они просили довести до сведения советских читателей. В письме говорилось: "На протяжении всех лет приведенных нами в СССР, мы были окружены сердечной добротой и радушием со стороны советских людей. Сейчас мы радуемся не только тому, что возвратились на родину. Мы рады и горды тем, что наш народ одержал победу в борьбе против своих угнетателей - империалистов и их приспешников, что он добился полной свободы в результате революции 14 июля прошлого года, совершенной пол руководством верного сына иракского народа Абдель Керима Касема.

Мы никогда не забудем ту поддержку, которую оказал великий советский народ нашему иракскому народу в его освободительной борьбе" [Цит. по: 40].

В связи с возвращением участников восстания Мустафа Барзани на страницах газеты "Аз-Захави" опубликовал специальное заявление, которое "Правда" 6 мая 1959 представила русскому читателю. В заявлении говорилось о том, что племя барзан, доведенное до отчаяния притеснениями, гнетом и бесправным положением, в котором оно находилось в годы реакционного режима, поднялось на освободительную борьбу, о том, как после упорных боев восставшие, окруженные со всех сторон иракскими, турецкими и иранскими карателями, были вынуждены отступить в Северный Иран, а затем получили политическое убежище в Советском Союзе.

"Правящие круги прежнего режима, - говорится в заявлении, - подвергали жестокому террору представителей племени, остававшихся на иракской территории: стариков, женщин и детей" [Цит. по: 25]. Что же касается членов племени, прибывших в СССР, то они были окружены заботой со стороны советского народа. "...Советское правительство и народ приняли нас с чувством теплого гостеприимства, сердечности, заботы и уважения. В соответствии с Советской Конституцией мы пользовались равными правами с советскими гражданами без всякого отличия от них. Для тех из нас, кто пожелал учиться, была предоставлена возможность получить образование в высших учебных заведениях Советского Союза" [Цит. по: 25]. Далее говорилось, что иракская революция освободила иракский народ, в том числе и население Курдистана, от рабства, колониализма и реакции. Революция позволила курдам-эмигрантам возвратиться из Советского Союза на родину. "Советские власти облегчили курдам возможность возвратиться в Ирак, предоставив в их распоряжение теплоход, обеспечив их медицинским обслуживанием и всем необходимым" [Цит. по: 25].

Тем временем в арабской националистической печати стали появляться провокационные заявления. Были опубликованы сообщения о том, что будто "через Суэцкий канал проследовала первая партия советских солдат из курдов в составе 885 человек, направляющихся в Ирак" [Цит. по: 29, с. 93]. 18 апреля дамасская газета "Саут аль-Араб" опубликовала заявление Махмуд ад-Дарра - бывшего офицера генштаба иракской армии, одного из сторонников Арефа и Шаввафа, в котором содержался призыв к арабским странам "предотвратить опасность приезда русских добровольцев в Ирак, пока там не возникла вторая Корея, что может сорвать арабское возрождение и нанести удар по арабскому национализму" [Цит. по: 29, с. 93]. Дарра стремился убедить арабскую общественность в том, что На борту парохода находятся русские солдаты и крупная партия оружия.

Курды прибывшие из СССР решительно отвергали эти утверждения. В их заявлении, сделанном для печати говорилось: "Ни для кого не секрет, что вся эта враждебная кампания направлена против Иракской Республики и Советского Союза - могучего и искреннего друга всех народов, борющихся за независимость и свободу, в том числе и иракского народа. Опровергая эти клеветнические сообщения, я хочу выразить от своего имени, а также от имени всех курдов нашу горячую благодарность советскому народу и Советскому правительству, которые дали нам возможность возвратиться на родину, чтобы вместе с иракскими гражданами трудиться ради сохранения нашей республики, ради ее процветания и прогресса под руководством верного сына иракского народа Абдель Керим Касема" [Цит. по: 25].

 
Рекомендуем
Посмотрите уникальные авторские фотографии курдов и Курдистана

kurdish postcards
Известные курды

Мустафа Барзани

Мустафа Барзани

14.03.1903 — 01.03.1979

Великий курдский полководец

⠫ ᠩ⮢