Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
Генерал Барзани

Глава 17. Барзани - Ареф. Четвертая курдско-иракская война

В середине ноября 1964 г. начальник генерального штаба иракской армии выступил с заявлением, которое призывало разрешить курдскую проблему "военным путем и тем самым обеспечить спокойствие на Севере страны" [Цит. по: 29, с. 232]. Стремясь разжечь националистические страсти среди арабского населения, багдадские власти делали особый упор на "сепаратистский характер" курдского движения. Сам президент Ареф в одной из своих речей прямо заявил: "Мы не отдадим ни пяди земли нашей родины, арабская родина останется для арабов" [Цит. по: 29, с. 232].

Хотя срок перемирия, заключенного на 14 месяцев, еще не истек, в конце декабря иракские военные произвели нечто вроде "разведки боем". Довольно ожесточенные столкновения, разыгравшиеся накануне Нового года в районе Ханекина между подразделениями курдской освободительной армии и правительственными войсками не привели их ни к какому результату, но зато чуть не вызвали войны с Ираном, так как Тегеран обвинил Багдад в бомбежках приграничных иранских районов и начал сосредотачивать войска на ирано-иракской границе. При этом следует отметить, что шах, тайно покровительствовал Барзани, надеясь с помощью курдов пересмотреть невыгодные для него условия пограничного договора. Проходившие в январе 1965 г. переговоры кончились тем, что багдадское правительство вообще отвергло соглашение, заявив, что возобновит в Курдистане ту администрацию, которая существовала при Касеме (т.е. даже без псевдоавтономии "ливы Курдистан", закон о которой был издан раньше). Курдам же предлагалось войти в единственную разрешенную Арефом политическую организацию "Арабский социалистический союз" (т.е. ликвидировать ДПК) и сдать оружие. На последнее требование Барзани отвечал следующее: "пешмарга - это ответ на поставленный историей вопрос о правах курдов. Это - героические защитники прав курдского народа. Те, кто хотят, чтобы курды добились своих прав без пешмарга - говорят глупость. Это то же самое, что ставить телегу впереди лошади" [Цит. по: 3].

2 апреля 1965 года военные действия возобновились. На фронте, протянувшемся на 500 километров - от Захо до Ханекина против повстанцев было брошено 50 тысяч правительственных солдат. На этот раз Ареф имел широкую международную поддержку: в установлении "спокойствия" на севере Ирака были по-прежнему заинтересованы американцы и англичане, имевшие там нефтяные разработки, но одновременно Ареф, изгнав баасистов, установил хорошие отношения и с СССР и стал получать от него помощь [3]. Тем не менее, ситуация развивалась по накатанному сценарию: наступление правительственных войск, контрнаступление повстанцев, хвастливые поздравления правительством самого себя "с выдающимися победами над мятежниками" при полном отсутствии таковых в реальности. В конце года новый премьер, либерал аль-Баззаз в очередной раз предложил Барзани сдать оружие и получил очередной отказ. На этот раз Барзани заявлял, что официальное признание автономии - вообще предварительное условие, без которого он даже не начнет никаких переговоров. "Если правительство Ирака не согласится с нашими требованиями, - говорил он, - то мы готовы продолжать революционную борьбу еще десять или двадцать лет, а если надо будет, то до тех пор, пока курдский народ не добьется всей полноты своих национальных прав и пока Ирак не освободится от демагогии и военных диктатур" [Цит. по: 3].

Опять-таки по накатанному уже сценарию, чем более ничтожны были успехи войск против пешмарга, тем масштабнее проводили "операции" против мирных жителей, стремясь буквально задушить Барзани потоком беженцев. Осенью под руководством Окайли был разработан план сожжения курдских деревень, начавший осуществляться 6 декабря. По описанию "Хабат" это выглядело так: "Когда села загораются и жители покидают их, войска захватчиков входят туда и грабят все, что попадается под руку. Затем они сжигают села дотла, выгоняя оттуда оставшихся жителей" [Цит. по: 3]. Таким образом было уничтожено до 600 деревень.

Следует отметить, что в самом правительстве Ирака не было единого мнения относительно методов решения курдской проблемы. Фактически правительство раскололось на две группировки: первую, наиболее влиятельную группу представляли президент Абдель Салям Ареф, премьер-министр Тахер Яхья и их сторонники. Они выступали поборниками решительных военных мер против курдов. Вторая группировка включала умеренных, в частности юнионистов, или, как их называли, "насеровцев". Руководителем этой группировки был государственный министр Фуад Рикаби. Рикаби и его группировка выступали за возобновление переговоров с Барзани с целью поисков путей мирного решения "проблемы курдов". 22 февраля 1965 г. поддерживавший позицию иракских юнионистов президент ОАР Насер направил Арефу личное письмо, призывая в нем найти мирное решение курдской проблемы. В этом послании, которое было опубликовано, Насер писал главе иракского государства: "Более полутора лет тому назад я советовал вам предусмотреть такую форму автономии для Курдистана, которая не нарушила бы целостности и единства Иракской республики. Я хотел бы, чтобы такая мера была встречена как великодушный жест со стороны арабов по отношению к их братьям-курдам. И вот они теперь поставили вас перед совершившимся фактом, взяв сами то, что вы могли бы им предоставить уже давно" [Цит. по: 29, с. 233]. Здесь Насер явно имел в виду создание в октябре 1964 г. органов самоуправления в Курдистане. В письме Насер выразил мнение, что "еще не поздно достигнуть соглашения с курдскими националистами путем переговоров" [Цит. по: 29, с. 233]. Тут следует отметить, что Насер предлагал Арефу решить проблему мирным путем не столько по причине того, что поддерживал курдов, сколько при причине того, что видел, что продолжительная кровопролитная война с курдами делала Иракское правительство все более и более зависимым от Англии, США и СССР и по сути углубление военных действий все более и более перечеркивало результаты революции 1958 года и вредило политике арабского национализма.

Режим военных в Багдаде не только не прислушивался к этим призывам, но и стал преследовать тех, кто поддерживал идею переговоров. 12 марта 1965 г. Барзани обратился к правительству с письмом, в котором призывал к поискам путей мирного решения проблемы. Но правительству было не до этого. Иракские министры, выступающие против возобновления военных действий, были отстранены от государственных дел. Фуад Рикаби оказался даже под негласным, но бдительным надзором полиции. Кампания "чистки" началась и в армии [29, с. 234-235].

Перемирие, продолжавшееся четырнадцать месяцев, подходило к концу. 6 марта 1965 г. политбюро ДПК опубликовало заявление, в котором говорилось: "Первыми мы не откроем огонь, но мы будем защищать себя решительно и без колебаний в случае, если мы подвергнемся нападению. Оборона - это право всех народов во всем мире" [Цит. по: 29, с. 235].

3 апреля 1965 г. иракская армия и военно-воздушные силы начали широкие военные операции против курдских вооруженных сил, а также карательные действия против мирного населения. В этих операциях участвовало около 50 тыс. человек. Война охватила фронт протяженностью в 500 км от Захо до Ханекина. Иракская армия вымещала свои неудачи на фронтах на мирном населении. Так, в начале апреля отряд иракской армии подверг варварскому обстрелу мирное население города Сулеймания. Курдская освободительная армия наносила сильные контрудары правительственным войскам, в результате чего иракская армия была отброшена из Кала Дизы, Шварты, Мавата, Пенджвина севернее Сулеймании и понесла тяжелые потери. В ответ иракские военные власти организовали новые карательные экспедиции против курдского населения в городах Куркук, Эрбиль и Захо [29, с. 235].

В действительности же война принимала ожесточенный характер. Руководитель курдской миссии в Европе, член курдского Совета революционного командования генерал Шафиг Ахмед опубликовал в Париже заявление, в котором говорилось: "В горах Курдистана идут ожесточенные бои между отрядами "пешмерга" и правительственными войсками" [Цит. по: 29, с. 235]. В заявлении представителя курдского движения приводились многочисленные факты жестоких репрессий иракских войск по отношению к мирному населению: "Багдадское правительство использует напалмовые бомбы и ракеты против беззащитного курдского населения, убивая женщин, детей и стариков" [Цит. по: 29, с. 235].

В начале июня 1965 г. делегация Совета революционного командования Иракского Курдистана, находившаяся в Соединенных Штатах Америки, опубликовала материалы о положении в Иракском Курдистане. Глава делегации Исмет Шериф Ванли заявил, что в письмах М. Барзани, направленных им генеральному секретарю ООН У Тану и председателю Комиссии ООН по правам человека Сальвадору Лопесу, содержалась просьба к Организации Объединенных Наций принять действенные меры с тем, чтобы "немедленно прекратить военные операции иракских правительственных войск в Курдистане и войну против курдского народа, равнозначную геноциду" [Цит. по: 29, с. 236]. По поручению руководства курдского движения он пояснил цели курдского революционно-демократического движения, сообщил о готовности курдских лидеров начать мирные переговоры для поисков путей мирного решения конфликта.

Нежелание правительства добиться решения конфликта путем переговоров и явившееся его логическим продолжением возобновление военных действий против курдского народа показывали, что правительство все свои расчеты построило на разгроме курдских демократических сил. Однако скоро правительству и реакционным кругам пришлось убедиться, что они просчитались. Начатое иракскими войсками наступление потерпело провал.

Официальные круги Ирака старались как можно дольше скрыть от своего народа и мировой общественности события начало вооруженных действий в Курдистане. "Война?! - удивленно заявил один иракский министр. - Какая война? Это же просто маневры, они продолжатся до осени... На севере все спокойно, это все империалисты распускают слухи" [Цит. по: 29, с. 235]. Английский журналист Питер Менсфилд писал по этому поводу: "Слова "курдский" в телеграмме, которую я получил, находясь в Багдаде, оказалось достаточно для того, чтобы меня вызвал военный цензор и потребовал разъяснить, что это означает" [Цит. по: 29, с. 235]. Ничего не сообщалось о "победах иракской армии" ив стране. Сведения о потерях иракской армии тщательно скрывались. "Обратно с Севера в Ирак привозят только трупы офицеров, и членов их семей правительство уговаривает не устраивать пышных похорон" [Цит. по: 29, с. 235].

В середине июня 1965 г. президент Ареф заявил, что иракская армия одержала "ряд выдающихся побед в боях против курдских мятежников... [Цит. по: 29, с. 238]. Характерно, что это заявление было первым прямым признанием иракским правительством того факта, что в Курдистане идет война. Ареф сделал это заявление в ходе инспекционной поездки по армейским подразделениям, которые были посланы в Курдистан. Выступая перед солдатами правительственных войск в курдском районе Карадаг, Ареф сказал: "Вы одержали ряд выдающихся побед в действиях против мятежников на Севере, и я хочу поздравить вас" [Цит. по: 29, с. 238]. В его заявлении, проникнутом духом шовинизма, говорилось: "Вина за теперешние осложнения с Барзани возлагается на империализм, который пытается отвлечь нас от нашей основной задачи - освобождения Палестины. Мы, однако, пресечем эти попытки" [Цит. по: 29, с. 238].

Заявлением об "успехах" в боях против "мятежников" в Курдистане Ареф стремился прикрыть очередные неудачи иракских войск в Курдистане. Провал весенней кампании правительственных войск сильно ударил по авторитету правительства и вызвал очередной политический кризис в стране. Началась новая волна репрессий против курдских деятелей, независимо от их политической ориентации. В числе арестованных оказались бывшие министры иракского правительства генерал Фуад Ареф, Хасан Рифаат, Баба Али и многие другие.

Внутриполитическое положение в стране продолжало оставаться сложным и напряженным. Эта напряженность явилась следствием не только военных неудач в Курдистане, но и всевозрастающей оппозиции правительству, как слева, так и справа. В первой половине 1965 г. в правительственных кругах усилилось влияние сил, выступающих во внутренней политике за усиление роли государственного сектора в экономике страны и стремящихся к сближению и скорейшему объединению с ОАР. Такая политика наталкивалась на противодействие национальной буржуазии и значительной части офицерства.

В середине 1965 г. разногласия в правительстве обострились до предела и, несмотря на неоднократные реорганизации, правительство генерала Тахера Яхьи 6 сентября вынуждено было уйти в отставку [29, с. 239]. Абдель Салям Ареф, несмотря на свою близость с Яхьей, решил пожертвовать им и тем самым предотвратить большие неприятности. Он поручил командующему военно-воздушными силами генералу Арефу Абдель Раззаку, известному своей про-насеровской ориентацией, сформировать новый кабинет. Но это лишь частично удовлетворило притязания юнионистов. Буквально через десять дней после образования нового правительства премьер-министр Ареф Абдель Раззак, воспользовавшись отсутствием президента Абдель Салям Арефа, вылетевшего в Касабланку для участия в работе конференции глав арабских государств, предпринял попытку совершить государственный переворот. Однако попытка переворота окончилась неудачей, и Раззак вынужден был бежать в Каир. Влияние юнионистов после этого значительно ослабло, а в отношениях между Багдадом и Каиром вновь наступило охлаждение.

21 сентября 1965 г. в Ираке впервые после революции 1958 г. пост главы правительства заняло гражданское лицо - Абдель Рах-нан аль-Баззаз. По сравнению с другими премьерами Баззаз был опытным политическим деятелем. Он был известен правыми взглядами и прозападной ориентацией. 23 сентября 1965 г. Баззаз выступил с программным заявлением. В отличие от своих предшественников, Баззаз намеревался проводить более гибкую политику. Однако, по курдскому вопросу правительство Баззаза по существу не определило четко свою программу и не предприняло каких-нибудь новых шагов, способствующих решению этой проблемы.

Заявление Баззаза по курдскому вопросу носило декларативный и туманный характер. В нем было сказано: "Мы не выступаем против наших братьев курдов, но мы выступаем против тех группировок населения, которые нарушают спокойствие данного района... Мы находим, что Ирак единая страна, а курды имеют свои законные права" [Цит. по: 29, с. 240].

Однако факты свидетельствуют, что и кабинет Баэзаза по существу продолжал курс на военное решение курдского вопроса. Конкретным подтверждением этому были огромные ассигнования на военные нужды в 1965/1966 финансовом году. Так, на нужды обороны предусматривалось израсходовать 70,5 млн. динаров, более 37% всей расходной части бюджета, против 53,9 млн. в предыдущем году [29, с. 241]. В эту цифру не входили расходы на полицию, составлявшие около 16 млн. динаров. Таким образом, в иракских правительственных кругах по-прежнему господствовало настроение решить военным путем "проблему Севера".

Продолжая военные действия, правительство Баззаза в то же время призывало курдов к фактической капитуляции, обещая взамен введение "системы децентрализации". В конце 1965 г. Баззаз вновь призвал курдов сложить оружие и согласиться с предложением правительства. В ответ на это глава Совета революционного командования курдов генерал Мустафа Барзани заявил в коммюнике, переданном для обнародования его специальным представителем по внешним сношениям Исметом Шерифом Ванли, следующее: "Я говорю Арефу, аль-Баззазу и их приспешникам: единственный путь установить мир заключается в том, чтобы правительство Багдада предварительно и официально признало автономию Курдистана. Лишь тогда может быть заключено соглашение о прекращении огня с целью начать официальные переговоры для окончательного определения этой автономии, совместного установления границ Курдистана в рамках Ирака и достижения договоренности о гарантиях, которые курдский народ, основываясь на пережитых испытаниях, имеет право требовать в вопросе об урегулировании конфликта" [Цит. по: 29, с. 241]. Одновременно Барзани предупреждал: "Если правительство Багдада не согласится с нашими требованиями, то мы готовы продолжать революционную борьбу еще десять или двадцать лет, а если надо будет, то до тех пор, пока курдский народ не добьется всей полноты своих национальных прав и пока Ирак не освободится от демагогии и военных диктатур" [Цит. по: 29, с. 241].

Генерал Барзани

Итак, становилось совершенно ясным, что правительство Баззаза также придерживалось политики военного решения курдского вопроса. В Иракских военных кругах, в числе наиболее видных представителей которых, помимо самого президента Арефа, можно назвать также исполняющего обязанности начальника генерального штаба иракской армии брата президента Абдель Рахман Арефа и воинствующего шовиниста министра обороны генерала Абдель Азиза Окайли, особенно настаивали на решении курдского вопроса военным путем.

При непосредственном участии Баззаза был разработан план "беспощадной войны" в Курдистане. Вновь была призвана к жизни пресловутая тактика "коллективной ответственности". Конкретным выражением этой политики был план массового сожжения курдских сел. Этот план был разработан в соответствии с секретным решением правительства, которое было принято в начале октября 1965 г. и стало осуществляться с 6 декабря 1965 г. [29, с. 243] План предусмотрел сосредоточение значительных контингентов войск на севере страны и одновременно их наступление с применением артиллерии и танков на десятки сел, а также бомбардировку их с воздуха напалмовыми и зажигательными бомбами и бомбами с отравляющими химическими веществами. Практическая реализация плана выглядела так: "Когда села загораются и жители вынуждены покидать их, войска захватчиков входят туда и грабят все, что попадается им под руку. Затем они полностью сжигают села дотла, ;выгоняя оттуда оставшихся жителей. Так было в селах Тузхурмалу, Чемчемаль, Кифри, Аджеллар, Шуан в провинции Киркук" [Цит. по: 29, с. 242]. Небезынтересно отметить, что уничтожение Аджеллара и Шуана осуществлялось под руководством самого иракского министра обороны Окайли. То же самое происходило во многих других районах Курдистана [29, с. 242]. Курдские демократические организации опубликовали многочисленные факты, фотографии и другие данные об ужасающей картине варварства иракских войск в отношении курдского населения. Напалмом были буквально сожжены десятки курдских деревень. Сотни курдов: дети, старики и женщины-были или убиты или изуродованы вследствие бомбежки.

Разрушенные и разграбленные курдские деревни

Французский журналист Жан Бартолино, находившийся тогда в течение месяца среди курдских партизан, пишет: "Отблески пожаров, зажженных бомбами, прыгали на склонах гор. Мне казалось, что я присутствую на спектакле, поставленном Сесиль де Миль. На сиреневом фоне вершин пламенели гигантские огненные языки. Если несчастье, обрушившееся на эту мирную долину, казалось мне фантасмагорией, то крики женщин и детей, может быть раненых, и брань разгневанных мужчин очень скоро вернули меня к суровой действительности.

"-Опять жгут урожай! - воскликнул мой гид. - В течение трех недель с утра до ночи они не перестают тревожить нас" [Цит. по: 29, с. 243].

Ведущую роль в этой варварской кампании против курдов играл генерал Абдель Азиз Окайли. Генерал Окайли пользовался влиянием в наиболее реакционных и шовинистически настроенных кругах армии. Он не скрывал своей ненависти к курдам и курдскому движению и всегда стоял на крайне шовинистических позициях.

Ему принадлежит "заслуга" в разработке обстоятельного плана "разгрома сил Барзани" за короткий срок. Предусматривалось в решающей схватке использовать основные части всех родов иракских вооруженных сил и за короткий срок разгромить вооруженные силы курдов. Следует отметить, что благоприятствующим моментом для проведения операции считалась весьма умеренная зима 1965-1966 гг. Пользуясь тем, что горные дороги Курдистана не были перекрыты снежными заносами, иракское командование значительно активизировало военную кампанию. В середине января особенно ожесточенные бои происходили за Пенджвин, расположенный недалеко от Сулеймании и находившийся в руках иракских войск. После некоторых неудачных атак курдским вооруженным силам удалось вновь захватить контроль над Пенджвином и продвинуться к Киркуку.

Сообщения о ходе военных действий, как и прежде, в Ираке не публиковались. Лишь изредка в заявлениях начальника генштаба или министра обороны в ответ на сообщения о военных действиях в Курдистане, появлявшиеся за рубежом, содержалось упоминание о "районе военных действий", снабженное изрядной порцией хвастовства по поводу "выдающихся успехов" иракской армии, будто бы давно "окружившей уже на узком участке рядом с иранской границей последние части мятежников" [Цит. по: 29, с. 244].

В феврале 1966 г. военные действия происходили в основном в районе Пенджвин-Чоарта-Сайд Сидки к северо-востоку от Сулеймании. Сражения в этом районе, по признанию самого Арефа, были наиболее крупными в ходе зимней кампании [29, с. 244].

Во время зимней кампании иракских войск в Курдистане вновь резко обострились ирано-иракские отношения. Иранское правительство заявило протест в связи с тем, что в ходе военных операций против курдов иракские самолеты, а затем и сухопутные подразделения нарушали границу Ирана и даже подвергли бомбардировке некоторые пограничные иранские деревни. Позднее официальные власти Ирана сообщили, что иракские правительственные войска в своих попытках подавить сопротивление курдов применяют отравляющий газ в пограничных с Ираном районах, от которого страдали и близлежащие иранские деревни. Иракское правительство не только опровергло эти сообщения, но и развернуло широкую антииранскую кампанию, целью которой было доказать, что Иран помогает курдам, держа свою границу открытой. Кульминационным пунктом этой камлании были антииранские демонстрации, организованные в Багдаде правительством перед зданием иранского посольства 9 и 10 января 1966 г. [29, с. 244]

В феврале-марте 1966 г. иракские войска предприняли массированные атаки на позиции курдов. Военная кампания в Курдистане приняла вновь широкие масштабы [29, с. 246]. В середине февраля 1966 г. Барзани вновь обратился к международным организациям с призывом содействовать мирному урегулированию курдской проблемы и прекращению войны в Курдистане. "Мы просим направить делегацию, говорилось в его письме генеральному секретарю ООН, которая расследовала бы геноцид, практикуемый против курдского народа в северном Ираке" [Цит. по: 29, с. 246]. В письме выражался протест против "использования иракскими вооруженными силами отравляющих газов против курдских деревень" [Цит. по: 29, с. 246]. С письмами аналогичного содержания Барзани обратился и к главам великих держав.

В марте-апреле 1966 г. иракские вооруженные силы значительно активизировали свои действия против курдов. Иракское командование планировало в середине апреля начать осуществление "плана Окайли", согласно которому мощные атаки иракской армии на позиции курдов должны были покончить с курдской проблемой. Однако случилось ненепредвиденное: 13 апреля 1966 г. президент Ирака Абдель Салям Мухамед Ареф, его ближайший друг, министр внутренних дел Дарраджи и министр промышленности Абдалла при загадочных обстоятельствах погибли во время авиационной катастрофы [29, с. 247].

После гибели президента Арефа политическая обстановка в стране резко обострилась. Премьер-министр Абдель Рахман аль-Баззаз стал временно исполнять обязанности президента. В тогдашних условиях, когда президентские выборы не проводились, Баззаз мог стать постоянным главой государства. Это вызвало беспокойство у других претендентов на президентский пост, в частности военных. Помимо Баззаза, на этот пост реально претендовали еще и двое: брат покойного президента, начальник генерального штаба иракской армии Абдель Рахман Ареф и ярый реакционер, лидер экстремистской военной группировки министр обороны Абдель Азиз Окайли. Из трех кандидатов лучшие шансы были у Баззаза и Окайли. Абдель Рахман Ареф был человеком с ограниченными способностями и не пользовался особым авторитетом. Баззаз, учитывая то, что на решающем этапе борьбы за президентство последнее слово будет принадлежать военным, решил сохранить за собой пост премьер-министра и поддерживать кандидатуру Арефа-младшего, а не Окайли на президентский пост по тем соображениям, что при Арефе ему легче будет сосредоточить в своих руках реальную власть в стране. Исходя из этих соображений, Баззаз "добровольно" отказался от поста президента в пользу Арефа-младшего, а его сторонники помогли Арефу стать президентом. Потерпев поражение, Окайли подал в отставку [29, с. 247-248].

Ни гибель Арефа, ни уход Окайли с поста министра обороны не привели к каким-либо изменениям в политике правительства по курдскому вопросу.

Руководство курдского революционно-демократического движения было в курсе намечаемых иракским командованием на май 1965 г. военных операций. Еще в середине марта 1966 г. первый секретарь ЦК Демократической партии Курдистана Хабиб заявил в Галале (южный Курдистан), что одновременно с поисками путей мирного решения курдской проблемы ДПК проделала определенную работу по повышению боеспособности курдских вооруженных сил и что, как и раньше, курды готовы мужественно бороться за свои права. Согласно заявлению Хабиба, численность курдской регулярной армии определялась примерно в 15000 человек [29, с. 248]. Помимо этого имелись отряды партизан и ополченцев. Курдские вооруженные силы были разделены на три отдельные армии и девять самостоятельных частей. Под непосредственным командованием генерала Барзани находилась особая ударная группа в составе 650 человек. Вооружение курдов состояло, в основном, из дальнобойных винтовок, а также автоматов и ручных пулеметов. Имелось также 14 пушек 105 мм, захваченных у иракской армии. "Только недостаток оружия не позволяет нам увеличить численность наших войск, - заявил Хабиб. - Мы могли бы иметь около 50000 бойцов" [Цит. по: 29, с. 248].

Каким бы решительным ни было сопротивление курдов атакам иракской армии, их положение было трудным, и оно осложнялось фактически существовавшей экономической блокадой, нехваткой оружия, отсутствием материальной помощи извне. Единственный фактор, выгодно отличавший курдских патриотов от воинов иракской армии, заключался в том, что всем курдам были близки цели их движения. Достижение подлинных национальных прав, стремление к улучшению своего социально-политического положения были факторами, которые повседневно рождали массовый героизм и обеспечивали успех вооруженной борьбы курдского народа. Широкое распространение среди курдов получил лозунг: "Курдистан или смерть!"

Атаки иракской армии на позиции курдов зимой 1965-1966 гг. и в начале весны 1966 г. были прелюдией к большому, по словам иракских официальных кругов, "решающему" сражению, которое произошло в начале мая. Обращает на себя внимание весьма самоуверенное заявление покойного Арефа, сделанное им еще в конце марта 1966 г. На вопрос, "надеется ли он на окончательную ликвидацию последних очагов мятежа курдов этим летом?", президент Ирака ответил: "Мятежникам на севере Ирака нанесен сокрушительный удар. Их дни сочтены. Если богу будет угодно, в ближайшие дни не останется ни малейшах следов от этого мятежа" [Цит. по: 29, с. 249]. Ареф и его коллеги настолько были уверены в своей победе, что иракский посол в Тегеране получил распоряжение сообщить иранскому правительству о том, что, "исходя из общих интересов" борьбы против "курдской опасности", иракское правительство просит "запретить отход на территорию Ирана разбитых сил мятежников", а также "отказать Барзани в праве убежища в. Иране" [17].

 
Рекомендуем
Ознакомьтесь с классической поэмой курдского поэта Ахмеда Хани мам и Зин

kurdish postcards
Известные курды

Ахмед Хани

Ахмед Хани

1651 - 1707

Автор поэмы "Мам и Зин"

⠫ ᠩ⮢