Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
Генерал Барзани

Глава 21. Саддам - Барзани. Провозглашение автономии

Следует отметить, что политически режим БААС в тот период был очень слаб в то же время как позиции же генерала Мустафы Барзани были непоколебимо прочны и Саддам Хусейн отлично понимал, что достаточно малейшего толчка со стороны курдов чтобы режим БААС рухнул и заменился очередной военной диктатурой. В таких условиях баасистская верхушка попыталась в обязательном порядке добиться урегулирования отношений с курдами [27, с. 55]. С начала баасисты предложили отвергнутый с порога Барзани очередной план "децентрализации" Ирака. Однако категорическая позиция Барзани заставила их склониться к мысли, что, хочешь, не хочешь, а придется согласиться с курдской автономией. Американский биограф диктатора, Робин Дж. Апдайк, так определяет его мотивы в этот период: "Саддам... помнил, как пагубно отразилась курдская проблема на судьбе предыдущего баасистского режима, и опасался, что слишком большое внимание к ней снова поставит под угрозу правление БААС и, что еще важнее, подорвет положение самого Саддама в партии. Он знал, что подавление всеобщего курдского восстания потребует военных усилий, учитывая активную иранскую поддержку, которая, по всей вероятности, будет оказана курдским мятежникам. Было очевидно, что экономические издержки такой гражданской войны будут непомерными, особенно если курды станут вредить нефтяной промышленности, что было им вполне по силам, как показал набег на нефтяные разработки в Киркуке. Он ясно понимал, что если Ирак увязнет в Курдистане, это сыграет на руку Ирану и даст ему возможность навязать Ираку свою волю по целому ряду вопросов.

Саддам стоял перед еще более сложной дилеммой, так как перспектива решительной военной победы над курдскими повстанцами ему вовсе не была выгодна. Не он руководил военными операциями, а стало быть, не ему принадлежали бы лавры победы. Скорее от нее выгадало бы военное руководство в целом и особенно его заклятый враг, министр обороны Хардан аль-Тикрити, который, кстати, настаивал на военном решении курдской проблемы. Но политическим интересам Саддама больше соответствовал военный пат в Курдистане, так как это дискредитировало бы Хардана. И все же такое развитие событий могло бы привести к мрачным последствиям для режима Баас, так что вред от него намного превышал потенциальную личную выгоду.

Для Саддама единственным способом найти квадратуру круга было отыскать мирное решение курдской проблемы, за что он и принялся с обычным для него целенаправленный упорством" [Цит. по: 3].

Особенно БААС напугали попытки ИКП осенью 1969 года восстановить с ДПК и партией Арабское социалистическое движение (АСД) народный фронт с целью свержения БААС [27, с. 60].

Для начала баасисты попытались найти альтернативу Барзани и вступили в союз с группой Ибрагима Ахмеда-Талабани, надеясь натравить ее на него, однако вскоре они выяснили, насколько это слабая и невлиятельная в среде курдов группировка. Осенью Саддам вступил в тайные контакты с самим Барзани. Затем для привлечения курдов в правительство были назначены два министра-курда. Затем Саддам несколько раз лично встретился с Барзани и даже три дня прожил у него в Курдистане [3].

Для урегулирования курдской проблемы важное значение имел состоявшийся в 1969 г. VII съезд иракской партии БААС. В, решениях седьмого съезда и излагались основные исходные пункты предполагаемого соглашения с курдами [29, с. 287].

Генерал Мустафа Барзани (в нижнем ряду второй слева)

и Саддам Хусейн (в нижнем ряду четвертый слева), 11 марта 1970 г.

11 марта 1970 года в курдской деревне Навпардан Саддам Хусейн и Мустафа Барзани подписали знаменитую декларацию о курдской автономии ("Мартовский манифест"). В день подписания договора президент Иракской республики Ахмед Хасан Бакр, выступая по багдадскому радио и телевидению, объявил о достижении соглашения о мирном демократическом решении курдской проблемы и изложил содержание, этого соглашения:

"1. Курдский язык должен быть официальным языком наряду с арабским в тех провинциях, где большинство населения составляют курды. В этих провинциях преподавание должно, вестись на курдском языке. В остальных провинциях Ирака курдский язык должен быть вторым языком в рамках существующего, закона.

2. Наши курдские братья примут участие в управлении страной, будет установлено равноправие между курдами и арабами на занимаемых постах, включая важные и ответственные посты в государственном аппарате, ведомствах, армии и т.д.

Все это было и по-прежнему остается важными вопросами, на решение которых направлены все усилия революционного правительства.

3. а) В связи с отсталостью курдского населения в культуре и образовании в прошлом необходимо выработать план ее ликвидации путем ускорения выполнения решений, принятых Советом революционного командования, в области национального языка и культурных прав курдов. Генеральный директор отдела курдской культуры министерства культуры и информации Ирака будет ответственным за подготовку программ телевидения и радио по вопросам курдской культуры.

б) Все учащиеся, которые были отчислены из учебных заведений и вынуждены были приостановить занятия ввиду имевших место в этом районе беспорядков, должны быть восстановлены в учебных заведениях, и эта проблема должна быть окончательно решена.

в) Необходимо увеличить количество школ в Курдистане и повысить уровень обучения в них, принимать курдскую молодежь в университеты, армейские школы, колледжи и другие учебные заведения на равных основаниях с арабами.

4. В административных районах, где большинство населения составляют курды, сотрудниками административных учреждений должны быть курды или же те, кто хорошо владеет курдским языком.

Необходимо произвести назначения на такие ответственные должности, как губернатора, помощника губернатора, начальника полиции и т. д. Подготовкой сотрудников на вышеуказанные должности должен немедленно заняться Верховный комитет, который является ответственным за претворение в жизнь этого манифеста с целью укрепления национального единства и стабильности в этом районе.

5. Правительство подтверждает право курдского народа на создание организации студентов, молодежи, женских организаций, организаций учителей и т.д. Эти организации будут равноправными членами внутри подобных национальных организаций Ирака.

6. а) Всеобщая амнистия всем тем, кто принимал участие в событиях в этом районе, будет объявлена со дня выхода в свет этого манифеста.

б) Все рабочие и служащие, как гражданские, так и военные, должны быть восстановлены на прежней работе.

7. Необходимо: а) в ближайшее время принять должные меры для развития Курдистана во всех областях. Необходимо выделить для этого специальный бюджет.

б) при разработке экономического плана развития страны принимать во внимание равноправное положение всех районов Ирака, а также отсталость Курдистана.

в) выдать денежные пособия семьям тех курдов, которые были убиты во время междоусобной войны между арабами и курдами.

г) выработать специальные мероприятия по ликвидации безработицы.

8. Вернуть курдов и арабов на их прежние места жительства,

9. Ускорить претворение в жизнь закона об аграрной реформе в Курдистане, внести необходимые дополнения к этому закону с целью ликвидации феодальных отношений, помочь крестьянам получить подходящие участки земли и освободить их от чрезмерно высоких налогов, которые взимались в прошлом.

10. Достигнуто соглашение о внесении следующих дополнений во временную конституцию Ирака:

а) иракский народ состоит из двух основных национальностей: арабов и курдов. Конституция подтверждает национальные права курдов и других национальных меньшинств в рамках иракского единства;

б) курдский язык является официальным языком наряду с арабским;

в) два вышеуказанных пункта должны быть закреплены в постоянно действующей конституции.

11. Все средства радиовещания и военная техника должны быть возвращены правительству.

12. Один из вице-президентов должен быть курдом.

13. В текст данного манифеста должны быть внесены дополнения, касающиеся законодательства провинций.

14. После выхода этого манифеста Верховным комитетом должны быть приняты необходимые меры, так как он является ответственным за претворение в жизнь этого манифеста. Эти меры следующие: объединение провинций и административных районов, в которых курды составляют большинство, согласно официальной переписи населения. Правительство будет направлять свои усилия на развитие этих районов, на углубление и расширение участия курдов в этом процессе развития и будет гарантировать права курдов на самоопределение; до того момента, когда будет достигнуто административное объединение в этом районе, координирование всех курдских проблем будет осуществляться путем периодических консультаций между Верховным комитетом и губернаторами северных провинций; поскольку самоопределение курдов будет осуществлено в рамках Иракской республики, эксплуатация национальных ресурсов в этом районе будет находиться в компетенции центральных органов республики.

15. Курды будут участвовать в законодательных органах государства в соответствии с процентным составом всего населения" [Цит. по: 29, с. 287-290].

В заявлении иракского правительства, опубликованном после обнародования вышеупомянутого манифеста, говорилось: "Сегодня одержана большая победа для этих двух народов, которая гарантирует мир и братские, дружественные отношения между этими двумя народами... Решение курдской проблемы не будет являться лишь временным перемирием, как это было до сих пор. Настоящее решение курдской проблемы - это принципиальное, политическое решение, которое будет закреплено в постоянно действующей конституции" [Цит. по: 29, с. 290].

Глава законодательного совета автономного района назначался президентом республики и мог быть снят им, что автоматически влекло за собою роспуск совета. Были созданы курдские политически органы - парламент из 80 депутатов и исполнительный орган власти из 10 человек. В автономный район не были включены Саяджарский, Ханакинский и Киркукский округа. Не была отлажена до конца система отношений с центральной властью. Словом, во многих отношениях это была урезанная автономия [27, с. 74].

Опубликованному договору сопутствовали неопубликованные пункты соглашения. Один из них касался сил пешмарга: Багдад поначалу требовал их роспуска, но, поняв, что Барзани никогда не пойдет на такой самоубийственный шаг, согласился на их сохранение [3]. Курдская сторона добилась того, что отряды "пешмерга", численностью в 13 тыс. человек, не расформировались, а на основании взаимной договоренности на них возлагались обязанности по обеспечению внутренней безопасности в некоторых курдских районах, а также осуществление функций пограничных войск. Часть "пешмерга", примерно 6 тыс. человек, подлежала расформированию [29, с. 290]. Курдская сторона решительно настаивала на сохранении отрядов "пешмерга", и это понятно. При нестабильном положении в Ираке, в условиях, когда противники мирного решения курдского вопроса и декларации 11 марта представляли значительную силу, сохранение отрядов "пешмерга" было необходимой гарантией от возможных попыток повернуть ход событий вспять.

Далее, устанавливался четырехлетний "переходный период", в течение которого должны быть утрясены все технические вопросы, касающиеся организации и прав автономии, проведена перепись в северных районах и на ее основании определены районы с преобладающим курдским населением, и на ее основании определены границы автономного Курдистана, столицей которого Барзани видел город Киркук. Венцом этого процесса должен был стать закон об автономии, принятый Багдадом в результате согласования с курдами [4].

После обнародования соглашения о решении курдской проблемы мирным путем багдадское радио передало текст поздравительной телеграммы генерала Мустафы Барзани на имя президента Иракской республики и членов Совета революционного командования. "От имени Демократической партии Курдистана, от себя лично, - говорилось в телеграмме Барзани президенту Бакру, - от имени курдского народа я поздравляю вас, нас самих и иракский народ в связи с обнародованием исторического заявления, в разработке которого мы имели честь участвовать, которое ознаменовало собой демократическое и мирное решение курдского вопрос", и признало справедливые национальные права наших народных масс, в том числе право на самоуправление (автономию)" [Цит. по: 29, с. 290].

Советское правительство, приветствовало достижение соглашения о мирном урегулировании курдского вопроса. В телеграмме, направленной руководителями Советского государства президенту Ирака, отмечалась важность этого события, положившего конец братоубийственной войне в Ираке. "Мы убеждены, - говорилось в телеграмме, - что выполнение этого важного соглашения будет способствовать укреплению национального единства и дружбы между двумя братскими народами Иракской республики - арабами и курдами..." [Цит. по: 29, с. 291]

По случаю достижения соглашения в Ираке официально был объявлен трехдневный праздник.

Делегация ДПК на митинге в Багдаде,

посвященном провозглашению курдской автономии, март 1970 г.

Представители иракского правительства и Демократической партии Курдистана совершали поездки по стране для разъяснения целей декларации от 11 марта. Министр здравоохранения Иззат Мустафа и член политбюро ДПК Махмуд Осман посетили Эрбиль. Начальник генерального штаба в сопровождении Идриса Барзани (сына лидера курдского движения), Мухамеда Рахмана и Дара Тауфика-членов руководства ДПК посетил Кербалу [29, с. 292]. Предпринимая эти поездки, правительство и руководители ДПК пытались убедить тех, кто выступал против мирного решения курдского вопроса ирасценивал соглашение от 11 марта как капитуляцию арабизма перед курдским сепаратистским движением.

В начале апреля 1970 г. в городе Галала состоялся чрезвычайный пленум ЦК ДПК- Пленум одобрил мероприятия руководства ДПК по установлению постоянных контактов между ДПК и БААС, расценивая их как важнейший фактор для преодоления трудностей, возникающих на пути практического осуществления декларации от 11 марта. Одновременно пленум отметил необходимость обеспечения тесного союза всех патриотических сил страны. "Сотрудничество между партией БААС и ДПК осуществляется в самых широких рамках, - заявил на пленуме Барзани. - Однако благосостояние страны и укрепление ее могущества требуют объединения всех политических сил в едином национальном фронте" [Цит. по: 29, с. 294]. По мнению лидера курдского движения, этот национальный фронт, "в котором должны участвовать все национальные силы, необходим в интересах страны и для того, чтобы все разделяли ответственность и могли преградить путь противникам режима" [Цит. по: 29, с. 294].

Осуществление положений соглашения от 11 марта было связано с определенными трудностями. Одним из спорных вопросов, возникших в ходе осуществления соглашения, был вопрос об определении административных границ курдского автономного района. Речь шла в первую очередь о Киркуке, нефтяном центре в Иракском Курдистане, дающем 2/3 нефтедобычи. Согласно принципам соглашения от 11 марта, вопрос о включении Киркука в арабскую или курдскую зону Ирака должен был быть решен путем проведения переписи и определения национального состава Киркукской провинции. В связи с этим возникла проблема возвращения курдского населения в те районы, откуда оно было выселено во время военного конфликта и где были поселены кочевые племена бедуинов [29, с. 294].

После заключения соглашения важным событием в жизни страны был созыв восьмого съезда ДПК, состоявшегося в июле 1970 г. в Навпардане [29, с. 295]. Съезд прошел под девизом сплочения курдов для последовательного осуществления положений мартовского соглашения. Принятая съездом резолюция одобряла политическую линию руководства партии на установление контактов с партией БААС, съезд в то же время отметил, что первейшей задачей партии является создание объединенного фронта всех левых сил, и в первую очередь ДПК, БААС, ИКП и Национально-демократической партии. По этому поводу первый секретарь ЦК ДПК Хабиб Керим заявил: "Мы не сомневаемся, что интересы страны требуют ускорения создания национального фронта... Мы добиваемся включения в состав национального фронта всех тех партий, которые верны принципам соглашения от 11 марта" [Цит. по: 29, с. 295].

Восьмой съезд ДПК призвал иракское правительство как можно быстрее создать условия для избрания верховной и местной администрации в стране, в которой курды должны были получить представительство соответственно своей численности. Другим важным вопросом, обсуждавшимся на съезде, был вопрос о внесении изменений в закон об аграрной реформе с таким расчетом, чтобы нанести решительный удар по позициям феодально-помещичьих кругов. Для осуществления аграрных преобразований в Курдистане предлагалось создать специальную комиссию. В заключительной декларации съезда ДПК содержался призыв к властям Ирака войти в контакт с прогрессивными партиями страны для осуществления политических и экономических задач революции [29, с. 295].

На съезде присутствовала официальная делегация от БААС, что говорило о высокой степени доверительных отношений, которые возникли между этими двумя партиями.

Восьмой съезд ДПК получил приветственные послания от Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза и многих коммунистических и социалистических партий и движений мира. Рост влияния и авторитет ДПК среди социалистического движения в мире были обусловлены тем, что ДПК вместе с ИКП считались выразителями интересов СССР в стране и КПСС делало все возможное, чтобы подчеркнуть их влияние в мире [29, с. 296].

Важным событием этого периода было присоединение к ДПК отколовшейся от нее в 1964 г. оппозиционной группы. Лидеры этой группы Ибрагим Ахмед и Джалал Талабани заявили о своей готовности приложить усилия для осуществления положений декларации о курдской автономии [29, с. 296]. За время, истекшее после заключения перемирия, было сделано немало для создания атмосферы полного доверия между руководством ДПК и правительством.

Президент Ирака Ахмед Хассан аль-Бакр

встречает делегацию ДПК - Масуда и Идриса Барзани, март 1970 г.

Для полного осуществления декларации об автономии курдов был установлен четырехгодичный срок. Правительство Ирака предприняло ряд шагов на пути осуществления автономии курдов. Еще до обнародования соглашения от 11 марта 1970 г. на основании соглашения от 29 июня 1966 г. в Сулеймании в Салахеддине был открыт курдский университет с двумя тысячами студентов, а в Багдаде была создана курдская академия [3]. В ноябре 1970 г., согласно мартовской декларации, была основана курдская академия наук. Было официально разрешено издание и распространение курдской периодики по всему Ираку. ДПК получила право легальной деятельности не только в Курдистане, но и во всем Ираке. Ее отделения открылись в крупных городах, в том числе в Багдаде, где издавался ее партийный орган-газета "Ат-Таахи" [29, с. 300].

В состав правительства были включены 5 министров-курдов, рекомендованных Барзани: Исхан Ширзад стал министром мунициполитетов и сельских районов, Мохаммед Махмуд Рахман - министром общественных наук и гражданского строительства, Салех аль-Юсуфи - государственным министром, Надеф Джалал - министром сельского хазяйства. Кроме того видный деятель ДПК Абдель Ваххаб Мирза аль-Атруши был назначен губернатором Аль-Анбара в центральной районе Ирака [27, с. 75]. Вновь появились курдские программы и учебники в школах стали вновь издаваться на курдском языке, начала издаваться художественная курдская литература и т.д. [3].

Отряды "пешмерга" в соответствии с мартовским соглашением не были распущены, а стали частью сил, обеспечивающих внутреннюю безопасность страны. Им была поручена, в частности, охрана северо-восточного отрезка иракской границы. Кроме пяти курдских министров, вошедших в центральное правительство, трое из которых были членами руководства ДПК, в четырех северных провинциях были назначены губернаторами курды. Из иракского госбюджета были выделены средства на ликвидацию последствий, вызванных военными действиями, на строительство домов для инвалидов, возведение школ, преподавание в которых велось уже на курдском языке. Все перечисленные выше мероприятия правительства были проведены в порядке осуществления мер, обеспечивающих национальную автономию курдов [29, с. 300].

В середине ноября 1971 г. президент Ахмед Хасан аль-Бакр огласил проект национальной хартии страны. Сотрудничество национальных прогрессивных сил Ирака, указывалось в этом документе, должно основываться на принципах усиления борьбы против империализма и сионизма. Согласно проекту, в стране на основании ранее принятого закона будет созвано национальное собрание и принята постоянная конституция. Одной из важнейших черт этого документа была его антиимпериалистическая направленность. Предусматривалось окончательное освобождение Ирака от иностранной зависимости. Государственный сектор объявлялся основой национальной экономики. Выражалась решимость правительства добиться создания национальной нефтяной промышленности в сотрудничестве с социалистическими государствами. Важное место отводилось коренным преобразованиям в области сельского хозяйства, первым этапом которых должна была явиться аграрная реформа [29, с. 301].

В национальной хартии выражалась готовность правительства "укрепить всесторонние отношения Ирака с социалистическими странами, развивать связи с национально-освободительным движением народов во всем мире" [Цит. по: 29, с. 301]. Было весьма важным то, что в этом программном документе подчеркивалась необходимость решения курдской проблемы мирными средствами, на основе претворения в жизнь всех пунктов соглашения от 11 марта 1970 г., путем сотрудничества между партией БААС и Демократической партией Курдистана.

После оглашения проекта хартии национального действия партия БААС и правительство все больше ориентировались на сотрудничество с компартией. В мае 1972 г. ЦК ИКП выступил с заявлением, в котором давал свое согласие занять два министерских поста в правительстве Ирака. ИКП, указывалось в заявлении, дала свое согласие на это предложение правящей партии БААС, учитывая ряд положительных шагов, предпринятых этой партией [29, с. 301-302].

Имея поддержку ИКП, а также помощь Советского Союза и других социалистических стран, правительство Ирака приняло решение о национализации находящейся на ее территории собственности "Ирак петролеум компани". "Иракская коммунистическая партия и Демократическая партия Курдистана выразили полную поддержку действиям правительства... Таким образом, правящая партия арабского социалистического возрождения (БААС), Коммунистическая партия, Демократическая партия Курдистана выступили единым фронтом в борьбе за освобождение Ирака от засилья империалистических монополий" [Цит. по: 29, с. 302].

В политике правящей партии БААС произошли важные изменения. Важнейшей вехой в идеологической эволюции БААС явилось установление связей с КПСС. В середине 1973 г. был предпринят важнейший шаг по созданию Национального прогрессивного фронта. Генеральный секретарь руководства партии Арабского социалистического возрождения Ирака Ахмед Хасан-аль-Бакр и первый секретарь ЦK ИКП Азиз Мухамед подписали 17 июля совместное коммюнике о принципах сотрудничества в рамках Национального прогрессивного фронта. Первый секретарь ЦК ИКП Азиз Мухамед подчеркнул историческое значение подписанного документа для сплочения революционных сил в Ираке. Создание фронта стало необходимой предпосылкой для укрепления партии БААС в стране.

Руководства партии БААС и ИКП призывали ДПК войти в состав Национального прогрессивного фронта. Однако руководство ДПК отклонило это предложение под тем предлогом, что Багдад не выполнил всех пунктов мартовского манифеста, по которым между сторонами существовали расхождения [29, с. 303].

Разногласия по этим вопросам еще более обострились при подготовке закона о предоставлении автономии курдскому народу в Ираке.

11 марта 1974 г. правительство Иракской республики опубликовало закон об осуществлении автономии курдского народа. Автономия осуществлялась на следующих принципах (приводится сокращенный текст закона):

"Статья 1. а) Район (мантика), именуемый Курдистан, получает автономию согласно данному закону.

б) Согласно тексту заявления от 11 марта всеобщая перепись определит границы района, где преобладает курдское население. При этом в основе этого решения будут поставлены также и данные переписи 1957 г.

в) Этот район считается отдельной административной единицей, пользующейся правами самоуправления в рамках экономического, политического и юридического единства Иракской республики.

г) Этот район является неотъемлемой частью Ирака, а его народ является неотделимым элементом иракского народа.

д) Город Эрбиль будет административным центром автономного района.

е) Органы самоуправления составляют часть органов Иракской республики.

Статья 2. а) В этом районе курдский язык объявляется официальным наряду с арабским.

б) Обучение ведется на курдском языке для курдов, а преподавание арабского языка будет проводиться на всех ступенях обучения.

в) В районе создадутся учебные заведения для арабов, где преподавание курдского языка также считается обязательным.

г) Независимо от родного языка населению района предоставляется право выбирать любую школу.

д) Учебное дело на всех ступенях подчиняется общей учебно-воспитательной политике государства.

Статья 3. а) Права и свобода арабов и других национальных меньшинств в этом районе обеспечиваются конституцией, законом и другими соответствующими решениями, а автономная администрация обязана осуществлять их.

б) представители арабского народа и национальных меньшинств должны быть представлены во всех органах самоуправления соответственно их числу.

Статья 4 касается структуры и деятельности органов юстиции. [Цит. по: 29, с. 303-304]". В состав КАР вошли губернаторства Эрбиль, Сулеймания и образованное в 1969 г. губернаторство Лахук. Общая площадь занимаемой ими территории достигала в 1974 г. 37,06 тыс.кв. км, или 8,9% территории Ирака [43].

Далее определяются финансовые права автономного района (статья 5). В частности отмечается, что автономный район "является самостоятельной единицей в общей государственной системе" [Цит. по: 29, с. 304]. Указываются источники доходов автономного района. Законодательный совет (статья 10) является избираемым органом законодательной власти автономного района. Его основание, организация и деятельность определяется законом. Члены законодательного совета избирают председателя, его заместителя и секретаря (статья 11). Законодательный совет обладает автономными правами в политической, экономической и культурной областях. Законодательный совет контролирует деятельность исполнительного совета [29, с. 304].

Функции исполнительной власти осуществляет исполнительный совет (статья 13). Этот орган состоит из председателя, его заместителя и 14 членов. Президент республики поручает одному из членов законодательного совета формировать исполнительный совет и руководить им. Председатель и члены исполнительного совета пользуются правами министров. Президент республики имеет право освободить председателя исполнительного совета от занимаемой должности, после чего совет распускается [29, с. 304].

В автономном районе на местах создаются следующие управления: просвещения и образования, труда и расселения, сельского хозяйства и аграрной реформы, внутренних дел, связи и транспорта, молодежи и культуры, муниципалитетов и курортов, общественных дел, финансов и Экономических дел, вакфов [29, с. 304].

Статья 15 определяет полномочия исполнительного совета В законе указано в частности, что исполнительный совет осуществляет контроль над деятельностью всех местных органов автономного района [29, с. 305].

Третий раздел декларации об автономии курдов касается взаимоотношений между центральной властью и руководством автономного района. В статье 16 сказано: "Несмотря на полномочия, предоставленные автономному району... во всех частях Ирака приоритет принадлежит центральным ведомствам или их представителям". Органы внутренних дел и госбезопасности подлежат контролю министерства внутренних дел (статья 17) [29, с. 305].

Центральная власть назначает государственного министра, который координирует действия центральной власти и органов самоуправления. Решения органов автономной власти должны быть переданы государственному министру вслед за их опубликованием. Далее определяются формы и методы контроля над деятельностью органов самоуправления со стороны центрального правительства. Отмечается в частности, что мандатная комиссия иракского кассационного суда, состоящая из председателя суда и четырех членов, контролирует законность решений автономной администрации. Эта комиссия избирается из числа членов кассационного суда сроком на три года. Члены этой комиссии могут быть избраны на второй срок (Статья 19) [29, с. 305].

Министр юстиции или государственный министр имеют право опротестовать решения автономной администрации и передать их на рассмотрение мандатной комиссии. Мандатная комиссия выносит решение по этому вопросу не позднее чем через 30 дней, и оно является окончательным. Решения автономной администрации, объявленные незаконными мандатной комиссией, считаются недействительными [29, с. 305].

В статье 20 отмечается, что президент республики имеет право распустить законодательный совет, если он не в состоянии действовать вследствие отставки половины его членов, отсутствия юридических основ или неподчинения решениям мандатной комиссии.

В случае роспуска законодательного совета исполнительный совет выполняет его полномочия сроком не более 90 дней до формирования нового законодательного совета-

Статья 21 констатирует, что "настоящий закон вводится в действие со дня его опубликования в официальной прессе" [Цит. по: 29, с. 305].

Этот закон был обнародован в Багдаде 17 сафара 1394 г. Хиджри (11 марта 1974 г.) Председателем Совета революционного командования Ахмед Хасан аль-Бакром [29, с. 306].

11 марта был создан Комитет мира - орган для решения технических вопросов, в который вошли член СРК генерал Саадун Гайдан, губернаторы Эрбиля и Киркука и 3 члена Политбюро ДПК, в числе которых был Нури Шавес, отец современного председателя парламента Курдистана [29, с. 306].

Реакция членов Демократической партии Курдистана на Закон об осуществлении принципов национальной автономии курдов была различной. Так в частности член политбюро ДПК Азиз Акрауи и некоторые другие курдские деятели приветствовали провозглашение закона и выразили свою готовность сотрудничать с центральной властью для осуществления закона об автономии Курдистана [29, с. 307]. Однако большинство в руководстве ДПК заняло негативную позицию по отношению к закону от 11 марта 1974 г. Свою позицию они мотивировали тем, что, во-первых, в высшем руководящем органе Национально-патриотического фронта баасисты сохраняли за собой столько мест, что могли навязать свою волю другим партиям, входящим во фронт. (Напомним, что из 16 членов этого руководящего органа 8 были баасистами, 3 - членами ИКП, 3 - ДПК, 2 - независимыми националистами). Во-вторых, Киркук, районы Ханекина и Шангала (Синджара) как "исконно курдские территории должны были быть включены в состав автономного района" [Цит. по: 29, с. 306].

Принятый закон об автономии Курдистана вызвал раскол в рядах курдского национального движения. Из ДПК выделилась "Новая ДПК", которая вместе с другими курдскими политическими силами приступила к сотрудничеству с правительством в создании автономных органов власти Курдистана [43].

Казалось, что существующие между правительством и ДПК разногласия по отдельным статьям закона об автономии будут урегулированы посредством переговоров. Первоначально даже было объявлено, что спорные положения и детали могут быть согласованы в течение 15 дней. С этой целью руководство ДПК составило делегацию во главе с членом руководства ДПК, главным редактором газеты "Ат-Таахи" Дара Тауфиком [29, с. 306].

Однако эти контакты и срок, установленный для устранения разногласий, не дали желаемых результатов. Более того, газета "Ат-Таахи" перестала выходить, а курдские министры и многие высокопоставленные чиновники покинули Багдад и ушли в горы [29, с. 306].

Затягивалось также решение вопроса об участии представителей курдского движения в правительстве. После обнародования декларации от 11 марта пять курдских министров были включены в состав правительства. Однако вопрос о вице-президенте-курде все еще оставался нерешенным. Правительство предлагало один из двух постов вице-президента курдам, однако Барзани и другие лидеры курдского движения настаивали на том, чтобы был учрежден лишь один пост вице-президента, который должен был занять курд. Свой отказ принять предложение правительства лидеры курдского автономистского движения мотивировали тем, что в таком случае курд-вице-президент переставал бы представлять собой вторую личность в государстве и считался бы фактически министром без портфеля. Кроме этого разногласия возникли по вопросу того, что Барзани рекомендовал на этот пост нового генсека ДПК Хабиба Керима, но Бакр отказался под тем предлогом, что он-де иранец (т.е. курд-шиит) [3].

Однако, намного более важные проблемы возникли, когда начался процесс определения границ автономии. Для того, чтобы изменить этнический баланс в нефтеносных районах и не допустить их присоединения к Курдистану, режим не только препятствовал возвращению туда курдских беженцев, выселенных Касемом в массовом порядке из окрестностей Киркука, но и сам предпринял довольно решительные чистки. Так, правительство выселило в Иран сотни тысяч курдов-файли (шиитов) на том основании, что они-де персы. На место курдов поселялись арабы, что Саддам "обосновал" очень просто: "вполне законно, что члены большой национальной группы (арабы) переедут жить на земли меньшей национальной группы (курдов), которая имеет автономное правление, - говорил он. - Любое противостояние такому развитию событий - не что иное, как чистый сепаратизм" [Цит. по: 3]. Более того, правительство втайне начало подготовку физического устранения курдских лидеров. В декабре 1970 г. едва избежал покушения второй сын Барзани, Идрис, а 29 сентября 1971 г. чуть не погиб сам Барзани.

В этот день в резиденцию Барзани в Хаджи Омране близ иранской границы явилась депутация религиозных авторитетов, которых Багдад хотел использовать как посредников при переговорах с Барзани. Когда, после взаимных приветствий, участники встречи расселись и молодой охранник Барзани стал накрывать на стол - прогремел взрыв, затем второй. Барзани спасло то, что между ним и муллами оказался накрывавший на стол охранник, который был убит на месте. Погиб еще один охранник и один был ранен. Охрана буквально изрешетила пулями всех мулл, кроме одного, известного в Барзане авторитета. Из его допроса выяснилась следующая картина: перед встречей начальник спецслужбы Саддама, Надим Каззар, вручил муллам магнитофоны и велел тайно записать разговор с Барзани. Магнитофоны оказались замаскированными бомбами и когда двое мулл попытались их включить, они взорвались [3].

Барзани отреагировал на это пророческими словами: "Ирак - полицейское государство, управляемое Саддамом Хусейном, у которого мания величия и навязчивое стремление к власти, - сказал Барзани. - Он устранил Хардана и Аммаша, он пытался устранить меня, он устранит Бакра" [3].

Следует отметить, что Советский Союз, и тогда и позднее упорно хотел примирить режим БААС с ДПК и упорно не хотел видеть в этом покушении роль Саддама Хусейна. Так, например, советский исследователь данного периода Ш.Х. Мгои в своей книге, опубликованной в 1977 году в СССР пытался тщательно закамуфлировать роль будущего диктатора в этом покушении: "Покушение на Барзани показало, что силы, выступившие против мартовского соглашения, не сложили оружия и пытались повернуть колесо истории вспять. Действия этих реакционных кругов облегчались тем, что в стране все еще отсутствовали условия для сплочения левых сил" [29, с. 297].

Однако самым страшным ударом для Мустафы Барзани стал заговор, в который был вовлечен его старший сын, Обейдулла. Обейдулла был сыном Барзани от первой первого брака, однако он был в ссоре с отцом и сводными братьями от жены-зебари (Барзани женился вторым браком на дочери вождя племени зебари, чтобы покончить с исконной враждой между барзанами и зебарами). Как выяснилось позднее, Саддам пообещал ему руководство курдской автономией и Обейдулла согласился привлечь к переговорам барзанского религиозного авторитета, что должно было внушить Барзани доверие к делегации. Обейдулла был арестован, но ночью бежал, несмотря на усиленные поиски, ушел в Багдад. Впоследствии Саддам назначил его губернатором Эрбиля [3].

Таким образом, после четырехлетнего мира, достигнутого столь дорогой ценой, вновь возник военный конфликт в Курдистане.

 
Рекомендуем
Известные курды

Фаризов

Фаризов Иван Омарович

1923-2013

Советский курдолог, автор курдско-русского словаря

⠫ ᠩ⮢