Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
Генерал Барзани

Глава 22. Хусейн - Барзани. Союз Ирака и СССР. Союз Барзани и США. Шестая Курдско-Иракская война

Саддам Хусейн и Мустафа Барзани оба пытались заставить время, отпущенное на подготовку "закона об автономии" работать на себя. В известной мере это удавалось обоим. Саддам, благополучно укрепив свое собственное положение в партии, а равно и положение партии в стране, решил заручиться поддержкой СССР.

В феврале 1972 года он отправляется с визитом в Москву, а в начале апреля в Багдад с ответным визитом прилетает Косыгин, с которым Саддам 9 апреля 1972 года подписывает "Договор о дружбе и сотрудничестве", который вступил в силу 20 июля 1972 г. [39, с. 35]. Договор предусматривал широкое сотрудничество между двумя странами, в том числе и военное. После этого баасистский режим был окончательно причислен в Москве к "прогрессивным". Саддам же, со своей стороны, ввел весной 1972 г. в правительство двух коммунистов [27, с. 64]. Член Политбюро ЦК ИКП Амер Абдулла занял пост государственного министра и член ЦК ИКП Мукаррам ат-Талабани, курд по национальности, пост министра ирригации. Результатом завязывания союзнических отношений Ирака с СССР было налаживание отношений Ирака с другими социалистическими странами (получение от Болгарии кредита в 30 млн. долл., заключение договоров о поставке оборудования с ГДР и о разработке месторождения серы с Польской Народной Республикой) [39, с. 85-86]

С февраля 1972 г. начался сложный процесс переговоров между представителями ИКП и БААС по вопросу о создании национального фронта. В позиции БААС на этих переговорах представляют интерес три наиболее важных момента: стремление сотрудничать с ИКП, стремление насколько можно быстрее прийти к взаимоприемлемому соглашению, стремление при всех условиях сохранить доминирующее положение БААС во фронте. Несмотря на различие в подходах к фронту, стороны выработали основной документ фронта - Хартию национальных действий (ХНД). Итоговый документ о создании фронта ИКП и БААС подписали 17 июля 1973 г. [27, с. 64-68].

Руководство БААС не скрывало, что одной из причин добиться соглашения с коммунистами является неуступчивость курдов. Саддам, рассчитывал на то, что Москва, имеющая столь сильное влияние на Барзани, сумеет направить его политику в нужную для Саддама русло и подчинить его воле. Действительно, впоследствии, с обострением отношений между Барзани и Саддамом, Москва присылала Е.М. Примакова в качестве посредника между курдами и Багдадом. Однако Примаков ничего не добился. Барзани отлично понимал, что Москва в угоду того, чтобы Саддам Хусейн твердо придерживался намеченного ею антизападного курса с легкостью была готова пойти на жертву курдскими национальными интересами. Кроме этого следует отметить, что у власти в Москве стоял не Никита Хрущев, который в свое время оказал неоценимую помощь Барзани и барзанцам, боевой ветеран Второй мировой, а Леонид Брежнев, человек, которому Барзани не был ничем обязан, который всю войну провел в тылах и которого не интересовало народное национально-освободительное движение и который видел лишь государственную политику сквозь призму возможности блокировки с одним государством против другого [44].

Компартия и БААС призвали ДПК присоединиться к народному фронту, но ДПК заявила, что о диалоге не может быть и речи до тех пор, пока мартовские соглашения не начнут претворяться в жизнь [27, с. 68].

Таким образом после сближения между Москвы и Багдада, Барзани в свою очередь решил действовать по принципу "враг моего врага - мой друг" и совершил поворот своей внешней политики в сторону союза с США. Американцы откликнулись с радостью, и в результате, уже в мае 1972 года Ричард Никсон утвердил план ЦРУ, предусматривающий передачу Барзани на протяжении трех лет 16 миллионов долларов [3].

Кроме этого Барзани начал вести активно переговоры о сотрудничестве с Ираном, так как хорошо понимал, что конфликт между Ираном и Ираком в ближайшем будущем неминуем (в ответ на оккупацию Ираном трех островов Ирака в персидском заливе Ирак выслал в Иран 100 тысяч граждан шиитского вероисповедания, которые в большинстве своем были курдами). Начиная с 1970 г. иранский шах снабжал Барзани оружием, инструкторами, продовольствием, финансами. В обмен на эту помощь М. Барзани обещал не распространять национальное движение на иранских курдов, подорвать режим в Ираке и в перспективе договорился с шахом о создании курдского государства под защитой иранской империи [27, с. 70-73].

Одновременно Барзани начал все более открыто принимать помощь Израиля. Тут следует заметить, что с самого начала Сентябрьского восстания "Моссад" проявлял к нему вполне понятный интерес и искал контактов с Барзани. Образование курдско-израильского тандема стало вполне естественным, так как оба народа находились в враждебном окружении арабских государств и после вынужденного поворота политики Барзани в сторону США он стал просто необходим обоим государствам.

В качестве зацепки, евреи использовали иммигранта из Ирака, прежде - богатого барзанского еврея, который имел тесные дружеские связи с семьей Барзани и, в свое время, оказывал финансовую помощь освободительному движению. МОССАД записал на кинопленку его обращение к Барзани и сумел через третьи руки передать пленку адресату. Так завязались контакты. Впоследствии Барзани три раза тайно посещал Израиль. Тем не менее, до тех пор, пока Барзани было необходимо считаться с арабским общественным мнением и так называемой "прогрессивной общественностью" - он старался соблюдать осторожность и не разглашал фактов своих контактов с евреями. После же возобновления вооруженных действий он стал уже открыто использовать помощь израильских военных инструкторов [3].

Именно в те годы курдами были созданы ряд дееспособных институтов. Например, при содействии Ирана и Израиля была создана курдская служба безопасности "Парастин". После 1975 года эта организация значительно сократила масштабы своей деятельности, но в 1990-е годы "Парастин" вновь стала проявлять активность [43].

Таким образом у противоборствующих сторон Мустафа Барзани - Саддам Хусейн произошла геополитическая рокировка - в назревающем конфликте Багдад теперь опирался на помощь СССР, а Барзани - на США, Иран и Израиль.

Тем временем Саддам, ободренный поддержкой СССР, объявил в начале июня 1972 г. о национализации нефтяной промышленности. Это дало ему в руки очень значительные средства, но зато, в свою очередь, раздражило Барзани, который требовал, чтобы курды участвовали в прибылях от нефти, добываемой на их земле. Это заставило американцев усилить поддержку курдов. "Курдская территория богата нефтью, - говорил Барзани, - и это наша территория. Она наша, и, следовательно, если мы ее занимаем, это не акт агрессии" [Цит. по: 3]. В ответ на лозунг БААС "Арабская нефть - арабам!" М. Барзани выдвинул лозунг "Курдская нефть - курдам!" Однако ни Москва ни Багдад не были заинтересованы на представление курдам контроля над курдскими нефтеносными районами. Обе эти стороны начали активно обвинять курдов в "сепаратизме", "реакционизме", "заигрыванием с империализмом" и т.д. [27, с. 71]

Тем временем, с помощью нефтедолларов, советских поставок и кредитов, Саддам начал усиленно вооружать иракскую армию. До 1975 г. он закупил оружия примерно на 1.5 млрд. долларов, увеличив количество танков с 600 до 1200, количество БМП с 600 до 1300 и количество самолетов с 229 до 245. Теперь иракская армия представляла собой совершенно иное зрелище, чем во времена Касема и Арефов [3].

При таких обстоятельствах, в 1973 году возобновились столкновения в Курдистане. Собственно, это была еще не война: формально перемирие продолжало действовать и продолжались переговоры об автономии. Барзани обвинял правительство в нарушении договора 11 марта и в арабизации курдских районов. ДПК отказалась вступить в Национальный патриотический фронт, сколоченный Саддамом под эгидой БААС и отказалась именно на том основании, что "контрольный пакет" голосов во Фронте принадлежит баасистам. Чувствуя поддержку США и Ирана, Барзани начал высказываться очень решительно. Так, летом 1973 года он заявил в интервью "Вашингтон пост" относительно киркукских месторождений: "Мы готовы сделать то, чего захочет Америка, если Америка защитит нас от волков. Если бы защита была достаточно надежной, мы могли бы контролировать Киркукское месторождение и отдать его в эксплуатацию американской компании" [3].

Четырехлетний срок подходил к концу, а никакого определенного соглашения об автономии так и не было выработано. В марте 1973 года Барзани представил Багдаду план автономии, решительно отвергнутый правительством. В сентябре уже правительство предложило свой план, отвергнутый ДПК. В январе переговоры возобновились и сразу же зашли в тупик. Наконец, 11 марта 1974 года правительство безо всякого согласования с курдами опубликовало "Закон № 33". Законом создавался автономный Курдистан в составе провинций Эрбиль, Сулеймания и Дохук (но без населенных курдами Киркука, Ханекина и Синджара). Столицей автономии объявлялся Эрбиль. Органами автономии являлись Законодательный и Исполнительный советы, избираемые населением. Курдский язык в автономии является официальным наряду с арабским, в школах для курдов преподавание ведется на курдском языке с изучением арабского, в школах для арабов - на арабском с изучением курдского [3].

Закон № 33 был первым в истории законодательным актом, признающим автономию курдов. Тем не менее, в Курдистане он вызвал реакцию в целом резко отрицательную: лишь небольшая часть ДПК во главе с Азизом Акрауи была готова поддержать его и сотрудничать с новой автономией. Действительно, значительная часть Курдистана оказывалась вне автономии, включая нефтеносные районы. Конечно, это было "хоть что-то", но Барзани весны 1974 года, с его многими десятками тысяч пешмарга, тяжелой артиллерией и ракетами "земля-воздух", финансовыми возможностями и дипломатическими связями - был не в таком положении, чтобы с благодарностью принимать любые подачки правительства. В этом он опирался на массовое настроение: после тех надежд, которые возбудил Мартовский манифест, курды почувствовали себя обманутыми и ограбленными.

После того, как ДПК отвергло все попытки правительства искать примирения без реализации мартовских требований, БААС пришлось начать ориентироваться на отколовшуюся от Барзани Курдскую революционную партию (КРП) во главе с Абдель Саттаром Шарифом. В результате представителей ДПК в правительстве заменили курды, поддержавшие законопроект: Азиз Акрауи (член ЦК ДПК), Абдулла аль-Барзани (сын М. Барзани), Абдалла Исмаил Ахмед, хашам Хсан Акрауи и Абдель Саттар Шариф. Вице президентом республики был назначен Мохиеддин Мааруф, курд по происхождению, но далекий от ДПК политический дейтель [27, с. 75].

Началась война. Возобновлению партизанской войны предшествовали несколько рейдов, проведенные курдами против коммунистов. Основной задачей Барзани было преодолеть раскол в курдском обществе накануне военных действий.

150-тысячная иракская армия, вооруженная новейшим советским оружием, вторглась вглубь Курдистана. Напалм на курдские деревни сбрасывали теперь советские самолеты, в которых, по слухам которые ходили среди курдов, сидели советские летчики. Еще более широкомасштабно и методично, чем его предшественники, Саддам уничтожал все на своем пути, верный плану: "задушить Курдистан потоками беженцев". Толпы курдов, спасаясь от геноцида, хлынули в Турцию и Иран: только в Иране к марту следующего года число курдских беженцев составило 170 тыс. человек [3].

Барзани, со своей стороны был активнейшим образом поддержан Ираном. Как вспоминают очевидцы, по ночам через Хаджи Омран сплошным потоком шли колонны иранских ЗИЛов с оружием и снаряжением. В Курдистане начали появляться иранские солдаты. Сначала это были немногочисленные части зенитчиков, артиллеристов и т.д., глубоко законспирированные и одетые в курдские одежды, но со временем Иран осмелел, и в январе 1975 г. на территории Ирака уже располагались два иранских полка. К этому времени численность пешмарга достигала 60 тысяч человек, а территориальной милиции - 43 тысячи. В Курдистане насчитывалось 470 кадровых офицеров, 98 врачей, 220 инженеров, 60 преподавателей ВУЗов, 2120 школьных учителей. Бюджет Барзани составлял 75 миллионов долларов. Против Барзани сражалась уже новая армия, гораздо более сильная, чем те, с которыми он имел дело ранее, но и Саддаму противостояли уже не партизанские силы, а регулярная курдская армия. Война приобрела вполне регулярный, фронтовой характер. Закупки вооружения Саддаму не помогли: его летнее наступление, после кратковременных успехов, захлебнулось. Год войны стоил ему, как он сам впоследствии признавал, 60.000 человек убитыми и ранеными, а также 4 миллиардов долларов - деньгами. Все запасы боеприпасов были истрачены, и в марте 1975 года, по словам Саддама, "у воздушных сил осталось всего три бомбы, чтобы сражаться с курдами" [Цит. по: 3].

К внешнеполитическим трудностям курдов добавились внутриполитические: уже в 1974 году процесс размежевания в рядах ДПК привел к образованию группировки, которая под этим же названием стала сотрудничать вместе с Революционной партией Курдистана (РПК), Социалистической партией Курдистана (СПК) и движением Курдских националистов (ПНПФ). А в марте 1974 года представители этой части ДПК официально вошли в ПНПФ [27, с. 76].

1 июня 1975 г. один из лидеров ДПК Джалаль Талабани вышел из партии и в противовес ей создал Патриотический Союз Курдистана (ПСК). Сразу после возникновения союза между вооруженными отрядами ДПК и ПСК начались вооруженные столкновения. [43].

 
Рекомендуем
Ознакомьтесь с классической поэмой курдского поэта Ахмеда Хани мам и Зин

kurdish postcards
Известные курды

Дильдар

Дильдар (Юнус Реуф)

1918–1948

Автор курдского гимна "Ey Reqîb"

⠫ ᠩ⮢