Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
История Курдистана

Красный курдистан 1924-37


КРАСНЫЙ КУРДИСТАН: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ
АСПЕКТЫ СОЗДАНИЯ И УПРАЗДНЕНИЯ 

Давид Бабаян

Одним из наиболее странных и во многом все еще недостаточно изучен-
ных административно-территориальных образований на Южном Кавказе яв-
ляется Красный Курдистан. Между тем изучение причин создания и упразд-
нения данного образования имеет очень важное значение не только с истори-
ческой, но и с политической точки зрения, тем более что это непосредствен-
но связано с урегулированием нагорно-карабахского конфликта. В настоящей
статье  будут  представлены  история  создания  Красного  Курдистана,  этнопо-
литическая ситуация в данном образовании, а также затронуты геополитичес-
кие аспекты создания и упразднения вышеуказанного образования. 



16 июля 1923г. указом президиума Центрального исполнительного ко-
митета (ЦИК) Азербайджанской ССР (председатель – С.Киров) был образован
Курдистанский  уезд.  С  этого  дня  начал  свое  недолгое  формальное  сущест-
вование  Красный  Курдистан.  До  этого  в  течение  четырех  пленарных  за-
седаний (21–22 октября, 30 декабря 1922г. и 13 января 1923г.) ЦИК Азербайд-
жанской ССР так и не сумел решить этот вопрос ввиду разногласий по грани-
цам будущего уезда, и лишь 7 июля было принято решение о его создании.
Курдистанский уезд располагался между Нагорным Карабахом и Арменией и
включал в себя бывшие Кельбаджарский, Лачинский и Кубатлинский районы.
Однако разговоры о создании курдского образования появились уже в 1921г.
Так, 3 октября 1921г. народный комиссариат национальностей, возглавляемый
И.Сталиным,  в  своей  газете  «Жизнь  национальностей»  поместил  статью  под
заголовком «В договорных Советских республиках. В Курдистане», где проин-
формировал советскую общественность о том, что всерьез обсуждается вопрос
о создании Курдистанской республики [1]. В течение всего 1921г. было опуб-
ликовано  множество  материалов  о  том,  что  в  Красном  Курдистане  начался
страшный  голод.  Кстати,  первое  упоминание  названия  «Курдистан»  связано
именно с голодом. В мае 1921г. на одной из сессий ЦИК Азербайджана рас-
сматривался  вопрос  голода  в  Курдистане.  По  масштабам  голода  Курдистан
даже  сравнивали  с  Поволжьем.  14  ноября  1921г.  председатель  Совнаркома
Азербайджана Н.Нариманов послал телеграмму Ленину и проинформировал
советского вождя о том, что создан Азербайджанский государственный банк.

В этой же самой телеграмме Нариманов отметил, что 40 млн рублей направле-
ны на помощь голодающим братского Поволжья и Курдистана в знак проле-
тарской солидарности [2]. В.Ленин на данную телеграмму отреагировал через
три дня и в своем кратком ответном послании охарактеризовал помощь голо-
дающему Поволжью и Курдистану как знак готовности маршировать под зна-
менем Красного интернационала трудящихся [3]. 
Как видно из вышеприведенного, название Курдистан вошло в обиход
уже в 1921г., т.е. за два года до создания Курдистанского уезда. Последний
состоял из шести дайр (
волостей. – Прим. авт.
)

Каракишлагской, Кельбад-
жарской,  Кубатлинской,  Котурлинской,  Кюрд-Гаджинской  и  Мурадхан-
линской. Центром уезда стал поселок Лачин. По всесоюзной переписи 1926г.
население Курдистанского уезда составило 51,2 тыс. человек, из коих курды
составляли  37470  (73,1%),  тюрки  –  13520  (26,3%),  армяне  –  256  человек
(0,5%) [4]. Во всех дайрах, за исключением Кубатлинской, курды составляли
абсолютное большинство населения: Каракишлагская (99,7%), Кельбаджарс-
кая  (99,8%),  Котурлинская  (99,9%),  Кюрд-Гаджинская  (98,6%),  Мурадхан-
линская (98,2%). В Кубатлинской дайре большинство населения составляли
тюрки (98,9%). Армяне были второй по численности нацией в Кубатлинской
(1%) и Мурадханлинской (1,6%) дайрах.
Курдистанский уезд просуществовал недолго и был упразднен 8 апре-
ля 1929г. решением VI Всеазербайджанского съезда советов. Решение об уп-
разднении уездов было принято центральными властями СССР, которые ре-
шили вместо уездов создать округи. Хотя упразднение уездов и создание на
их месте округов было директивой «сверху», союзные республики сами ре-
шали,  какие  округи  они  должны  формировать.  В  Азербайджанской  ССР
вместо существовавших 13 уездов было создано 8 округов. Но среди новых
округов не было Курдистанского. Территория Курдистанского округа была
инкорпорирована  в  состав  вновь  образованного  Карабахского  округа,  кото-
рый включал в себя также бывшие Зангеланский, Джабраильский, Физулин-
ский, Агдамский и часть Агджебединского и Ждановского районов. Не иск-
лючено,  что  азербайджанские  власти  использовали  данный  ход  для  того,
чтобы  впоследствии  объединить  этот  округ  с  НКАО,  создать  преимущест-
венно  тюркскую  карабахскую  административно-территориальную  единицу
и таким образом сделать Карабах своим. Тем не менее, 25 мая 1930г. вышел
указ  ЦИК  Азербайджанской  ССР  о  формировании  Курдистанского  округа.
Курдистанский округ территориально был больше своего предшественника,
Курдистанского уезда. В его состав кроме территории бывшего уезда вошли
также весь Зангеланский и часть Джабраильского районов. Таким образом, у
Красного Курдистана появилась граница с Ираном. Центром нового округа

вновь стал поселок Лачин. Любопытно, но азербайджанские власти не горе-
ли  желанием  сформировать  Курдистанский  округ.  Первоначально  ЦИК
Азербайджанской  ССР  предполагал  создать  на  территории  Карабахского
округа Араксинский округ с центром в Джабраиле (из Карягинского, Занге-
ланского, Кубатлинского и Лачинского районов). Проект этот вызвал серьез-
ные возражения на местах, так как с его осуществлением наиболее отдален-
ные и отсталые во всех отношениях Кельбаджарский и Котурлинский райо-
ны совершенно отрывались от окружного центра, теряя с ним даже непос-
редственную территориальную связь. Кроме того, связь Лачинского района с
центром нового округа – Джабраилем – была бы серьезно затруднена, так как
130-километровый путь от Лачина до Джабраиля проходил на протяжении
45 км по безводной и безлюдной Герянской пустыне. Вопрос о перерайони-
ровании Карягинского округа широко обсуждался на Карабахской окружной
партконференции, на которой и был выдвинут проект создания Курдистанс-
кого округа с присоединением к нему части Джабраилского уезда [5]. 
Однако через два с половиной месяца – 23 июля 1930г. – Совнарком и
ЦИК СССР приняли совместный указ, в соответствие с которым округи уп-
разднялись  как  административные  единицы,  а  8  августа  соответствующее
постановление было принято властями Советского Азербайджана [6]. Вместо
округа вводились новые административные единицы – районы. Kурдистанс-
кий округ был вновь упразднен, но Курдистанский район так и не был соз-
дан.  Таким  образом,  в  общем  курдская  административно-территориальное
образование не просуществовало даже полных 7 лет.
Несмотря на столь короткий период существования данной, достаточно
маленькой  в  территориальном  плане,  административной  единицы,  ее  созда-
ние,  функционирование, упразднение и сам  факт ее существования  лежит  в
плоскости  геополитики  практически  в  ходе  всей  истории  азербайджанской
государственности. Именно поэтому до сих пор Красный Курдистан является
предметом  разного  рода  спекуляций.  Однако  курдская  карта  начала  разыг-
рываться с самого первого дня создания государства Азербайджан в 1918г. Во
время короткого периода существования первого азербайджанского государст-
ва – Азербайджанской Демократической Республики (1918 – 1920гг.) – правя-
щий там мусаватистский режим использовал курдов в качестве одного из клю-
чевых  элементов в первую  очередь  в борьбе  с  Нагорным Карабахом.  Основ-
ным императивом здесь было создание этнического водораздела между Арме-
нией  и  Нагорным  Карабахом.  Для  этого  необходимо  было  окончательно
«очистить» от армянского населения западные горные районы Нагорного Ка-
рабаха,  где  армяне  более  не  составляли  подавляющего  большинства.  Только
осуществив эту «чистку», можно было бы демографически отделить Нагорный


Карабах от Армении со всеми вытекающими из этого последствиями. 
Исторически  территории,  на  которых  впоследствии  был  образован
Красный Курдистан, входили в состав провинций исторической Армении –
Арцах и Сюник. В средние века здесь существовали армянские княжества. В
долине реки Акера наиболее известным было меликство (княжество) Каша-
таг. В 1609г. персидский шах Аббас I своей грамотой защитил права правите-
ля  этого  княжества  мелика  Айказа  [7].  Данные  территории  оставались  по
преимуществу  армянонаселенными  вплоть  до  русско-персидских  войн  и
вторжения османской армии в Южный Кавказ в XVIII веке. В 1722г. российс-
кий император Петр I начал свои персидские походы. Основной целью Пет-
ра было завладеть Каспийским морем, которое должно было стать посредни-
ком в сношениях между Европой и Азией [8]. Русские войска сумели овла-
деть прикаспийскими провинциями Персии, а последняя – учитывая, что в
это самое время почти половина Ирана была под контролем наступавших с
востока афганцев, а турки начали вторжение с запада – в 1723г. заключила с
Россией Петербургский договор, по которому уступила прикаспийские про-
винции Российской империи. Россию в данной войне активно поддержива-
ли карабахские армянские княжества, в том числе и меликства Цар (распола-
гался на территории бывшего Кельбаджарского района –
авт.
) и Кашатаг. Ар-
мянские меликства также оказывали ожесточенное сопротивление турецким
войскам.  Во  избежание  какой-либо  предвзятости  было  бы  целесообразно
привести  тут  данные  именно  из  азербайджанских  источников.  Вот  как  об
этом написано в академических изданиях по истории Азербайджана: «Анти-
турецкое  движение  особенно  большой  размах  получило  в  Карабахе.  Это
было причиной того, что османам долгое время не удавалось покорить Кара-
бах.  Даже  после  занятия  области  турками  карабахцы,  продолжая  бороться
против захватчиков, нападали на неприятельские отряды, истребляя живую
силу врага, оставаясь неуловимыми. Турецкие захватчики рвались к Каспий-
скому морю. Их намерения в отношении Каспия отчетливо были раскрыты в
показаниях турецкого паши, попавшего в плен к карабахцам. На допросе он
прямо заявил, что султан приказал истреблять армян» [9]. 
Продвижение турецкой армии представляло серьезную угрозу интере-
сам России, но она, только что закончив войну со Швецией, не могла всту-
пить в новую войну, и 12 июня 1724г. в Стамбуле был заключен мирный до-
говор между Россией и Османской империей, по которому Россия добилась
подтверждения условий Петербургского договора от 12 сентября 1723г. Вза-
мен Россия дала Высокой Порте полномочия поступать по личному усмотре-
нию по всему Южному Кавказу вплоть до Шемахи [10]. И османские власти
поступали  действительно  очень  жестоко,  особенно  по  отношению  к  армя-

нам. Как указано в истории Азербайджана: «Особую нетерпимость проявля-
ли  завоеватели  к  христианскому  населению,  подвергая  его  всевозможным
преследованиям и унижениям. Многие были истреблены, происходило на-
сильственное  обращение  христиан  в  ислам.  В  Ширване  и  Шеки  турецкие
власти приказали христианам носить на груди отличительный желтый зна-
чок» [9, с. 311]. Это было за более чем двести лет до аналогичных действий
нацистов в концлагерях.
В результате население западного Нагорного Карабаха изрядно пореде-
ло. Много людей погибло, многие стали беженцами и были вынуждены по-
кинуть родные края. Некоторые осели в отошедших к России прикаспийс-
ких областях Персии, другие – в Грузии и на Северном Кавказе. Армяне Цара
нашли пристанище в Грузии. Известно, что армяне села Чиркин пересели-
лись в Тифлис, села Яшнах – обосновались в селе Тбахмелик (ныне Табахме-
ла Гардабанского района), часть жителей села Хутаван поселилась в Шулаве-
ре [11]. Достаточно большой поток армянских переселенцев из бассейна ре-
ки Акера направился в Моздок и Кизляр [12]. 
Оправившись после турецких и российских кампаний, Персидская им-
перия  вскоре  снова  усилилась  и  сумела  вернуть  потерянные  территории.
Иран  отвоевал  у  турок  Южный  Кавказ,  а  по  Рештскому  договору  1732г.  и
Гянджинскому  трактату  1735г.  возвратил  себе  прикаспийские  области.  Од-
нако армянское население западного Нагорного Карабаха не сумело вернуть-
ся на свою землю, так как в свое время поддержали Петра в войне с Персией.
Именно  во  второй  половине  XVIII  века,  воспользовавшись  междоусобицей
карабахских меликов, власть в Карабахе взял предводитель одного из тюркс-
ких кочевых племен Панах-хан, который активно заселял опустевшие терри-
тории  Карабаха  кочевыми,  исповедующими  ислам  племенами.  Во  время
правления Панаха на территориях, где впоследствии был образован Красный
Курдистан, и начали оседать кочевые курдские и тюркские племена. Напри-
мер,  армяне  села  Халак  оставили  его  и,  объединившись  с  меликами Джра-
берда и Гюлистана, переселились во владения гандзакского хана, когда меж-
ду Панах-ханом и ханом Фат-Али было заключено мирное соглашение. Как
указано в одном из изданий начала ХХ века, «Халак опустел и был заселен
мохаурскими курдами, которые и по сей день там проживают» [13]. К началу
ХХ века большинство населения здесь уже составляли курды, которые, тем
не менее, все еще по преимуществу вели кочевой образ жизни.
Однако армянское население все же не полностью исчезло с террито-
рий, на которых впоследствии был образован Красный Курдистан. До 1918-
1920 гг. в этих районах все еще существовали достаточно крупные села. Од-
нако  учитывая  геостратегическое  положение  данных  территорий  –  между

Арменией и центральным Нагорным Карабахом – Азербайджан начал поли-
тику окончательного выдавливания оставшегося там армянского населения.
Использование курдов для этой цели в 1918-1920 гг. было как нельзя кстати.
Мировая общественность намного более отрицательно отнеслась бы к тюр-
ко-армянским (слишком свежа была память о геноциде 1915г. в Турции), не-
жели к армяно-курдским столкновениям, которые сравнительно легче мож-
но было представить как социально-экономические, а не политические про-
цессы. К тому же курдов впоследствии было бы намного проще нейтрализо-
вать  в  основном  путем  ассимиляции,  особенно  учитывая  то,  что  курды  не
имели своей государственности, письменности и были в большинстве своем
мусульманами-шиитами. 
По данным на 1918г., в бассейне реки Акера, вошедшем впоследствие в
состав Красного Курдистана, оставалось лишь несколько армянских населен-
ных пунктов. Наиболее крупными были села Хак (Минкенд), Алгули и Ха-
рар.  В  1918г.  в  Хаке  армянское  население  составляло  811  человек  [14].  В
1918г.  мусаватистскими  агентами  были  спровоцированы  армяно-курдские
стоклновения,  в  результате  которых  армянское  население  было  изгнано  из
села. Практически та же судьба постигла и армянское село Алгули. По дан-
ным на 1885г., в селе проживало 758 человек, и все они были армяне [15]. В
1905г.  после  армяно-тюркских  столкновений  село  было  опустошено,  но  по
прошествии определенного времени армяне возвратились, и в 1918г. населе-
ние села также оставалось армянским и составляло 1012 человек [16]. Но в
том же году село снова было разорено, и алгулинцы вынуждены были поки-
нуть  свои  дома  и  обосноваться  в  различных  местах  Нагорного  Карабаха  и
Зангезура, главным образом в пределах территории нынешнего Мартунинс-
кого, Мартакертсткого, Аскеранского районов Нагорного Карабаха и бывше-
го Горисского района Армении. В столице НКР имеется целый район, осно-
ванный алгулинцами. Сейчас это улица Мартуни и близлежайщие районы.
Село Харар (впоследствии Ашаги Фараджан), расположенное на одном из ле-
вых притоков реки Акера, по данным на 1918г., имело население в 1078 [16],
а в 1921г. – 55 человек [17]. Суммируя данные относительно численности на-
селения вышеуказанных сел, получим, что на 1918г. население только трех
вышеуказанных сел достигало 2901 человека. Если сюда прибавить и армян,
живущих  в  других  селах,  то  получится  достаточно  значительный  процент
населения в верхнем течении реки Акера и ее притоков. 
Для  борьбы  с  армянами  мусаватистские  власти  даже  создали  особые
курдские конные отряды наподобие казаков или полков Гамидие, созданных
турецким султаном Абдул Гамидом для резни армян в Османской империи в
конце XIX века [18]. Однако, как только мусаватистам удалось при помощи

курдов  изгнать  армян  из  вышеуказанных  территорий,  начались  гонения  на
самих  курдов.  Начались  курдские  погромы,  осуществляемые  регулярными
войсками  Азербайджана.  Курдов  заставляли  публично  отказаться  от  своего
языка и национальности. Особо жестоко обошлись с курдами, проживавши-
ми в селе Камалы, расположенном неподалеку от того места, где впоследст-
вии возник город Лачин [19]. Более того, бакинские власти, создав курдские
части, также проводили политику, направленную на ассимиляцию и ослаб-
ление национальных чувств в рядах военизированных курдов, и с этой це-
лью отправляли их на учебу в Баку. О создании какой-либо курдской адми-
нистративной единицы в мусаватистском Азербайджане не было и речи. 
С  приходом  большевиков  многие  курды  стали  на  их  сторону.  Не
последнюю роль здесь сыграла и политика мусаватистского правительства по
отношению к курдам. Контроль над территориями, на которых был впослед-
ствии  сформирован  Красный  Курдистан,  представлял  стратегическую  важ-
ность для большевиков. Это не позволяло создать единый фронт борьбы про-
тив большевиков в наиболее боеспособных армянских областях – Зангезуре и
Нагорном Карабахе. Важность этого решения проявилась в 1921г., когда нача-
лась борьба с последним оплотом независимого армянского государства – Гор-
ной Арменией – под предводительством Гарегина Нжде. То, что территории,
лежащие между Карабахом и Зангезуром, были под контролем Красной Ар-
мии,  явилось  одним  из  ключевых  факторов,  благодаря  которым  в  борьбе  с
Зангезуром перевес оказался на стороне большевиков. При этом большевики
не использовали курдов в борьбе против армян. Во-первых, это стало бы для
армян  дополнительным  консолидирующим  фактором  в  ходе  сопротивления
армянских войск Красной Армии. Это придало бы боевым действиям нацио-
нально-религиозный, а не идеологический окрас. Во-вторых, большевики бы-
ли уверены, что приходят надолго, и не в их интересах было создание ситуа-
ции межнациональной напряженности в данном регионе. 
Создание  Красного  Курдистана  имело  очень  важное  геополитическое
значение  в  первую  очередь  для  молодого  Советского  государства,  которое
делало  все  для  действенного  закрепления  на  представляющем  жизненно
важное значение Южном Кавказе. Учитывая, что в Южном Кавказе в 1918-
1920 гг. были образованы независимые государственные образования и прак-
тически эти же самые образования остались и после советизации, необходи-
мо было создать такие условия, при которых они попали бы в зависимость от
центральных  властей.  Одним  из  наиболее  действенных  механизмов  было
создание  и  расформирование  административно-территориальных  образова-
ний. Создав Курдистанский уезд, советские стратеги одновременно решали
несколько важнейших задач стратегического характера. 


Во-первых, создав курдскую административно-территориальную едини-
цу, Кремль оказывал очень действенное влияние на Азербайджан, который в
то  время  был  основным  нефтедобывающим  районом  не  только  советского
государства, но и региона в целом. Существование Красного Курдистана, тем
более  что  в  Азербайджане  уже  имелись  два  национально-территориальных
автономных образования (НКАО и Нахичеванская АССР) и то, что из Кремля,
как уже отмечалось, даже распространялись слухи о создании Курдской союз-
ной  республики,  равно  как  и  то,  что  тогда  границы  уездов  Азербайджана
совпадали с этническим ареалом распространения нацменьшинств, действова-
ло весьма отрезвляюще на отношение к советской власти в данной советской
республике. В случае усиления антисоветских настроений в Азербайджанской
ССР  административно-территориальные  образования  становились  очень
действенным механизмом давления на Баку. Красный Курдистан играл здесь
очень  существенную  роль.  Это  был  единственный  уезд  Азербайджанской
ССР, название которого указывало на национальную принадлежность. Назва-
ния других уездов (в частности, Губинский и Ленкоранский уезды), границы
которых, как уже отмечалось выше, совпадали с этническими границами, все
же не давали представления о национальной принадлежности этих террито-
риальных образований. Курдистанский же уезд такое представление давал. И
именно эта особенность Курдистанского уезда давала очень подходящую воз-
можность в случае необходимости поднять его статус. Наличие даже подоб-
ных намерений, не говоря уже о конкретных действиях, естественно, оказы-
вало весьма болезненное воздействие на Азербайджан.
Во-вторых, создав Курдистанский уезд, советские стратеги, как ни па-
радоксально это может показаться на первый взгляд, снизили напряженность
во взаимоотношениях между двумя союзными республиками – Азербайджа-
ном и Арменией. Дело в том, что территории, на которых впоследствии рас-
полагался Красный Курдистан, с 1918г. стали предметом спора между Арме-
нией и Азербайджаном. Новосозданное государство Азербайджан предъяви-
ло претензии на исконно армянские территории, и это послужило причиной
конфликта между двумя странами. Даже Лига Наций признала эти террито-
рии спорными. Необходимо отметить и тот факт, что в конституции Азер-
байджанской Республики 1918–1920 гг. границы Азербайджана не были ука-
заны.  Именно  поэтому  в  письме  главы  азербайджанской  делегации  в  Лиге
Наций Топчабашева от 7 декабря 1920г., адресованном президенту Лиги На-
ций Полу Химансу (
Paul Hymans
), представитель Азербайджана мотивирует
принадлежность Карабаха Азербайджану тем, что такое решение было при-
нято  бывшим  представителем  союзников  на  Кавказе  [20].  С  советизацией
Южного  Кавказа  ситуация  более  или  менее  прояснилась.  30  ноября  и  1

декабря  1920г.  Азербайджан  декларировал  свой  отказ  от  предъявления  ка-
ких-либо притязаний на Нахичеван, Зангезур и Нагорный Карабах, признав
их  неотъемлемыми  частями  Армении  [21].  3  июня  1921г.  Кавказское  бюро
Российской  коммунистической  партии  большевиков  (РКП(б)),  в  заседании
которого принял участие и руководитель Азербайджана Нариманов, едино-
гласно решило: «Указать в декларации Армянского правительства о принад-
лежности Нагорного Карабаха Армении». 12 июня 1921г. согласно этому ре-
шению Кавбюро правительство Советской Армении принимает декрет, в ко-
тором говорится: «На основании декларации Ревкома Социалистической Со-
ветской Республики Азербайджана и договоренности между Социалистичес-
кими Республиками Армении и Азербайджана провозглашается, что отныне
Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Социалистической Совет-
ской Республики Армения» [22]. 
На перый взгляд может показаться, что данные аспекты не имеют отно-
шения к Курдистану. Однако на самом деле создание Красного Курдистана в
некоторой  степени  было  продиктовано  и  наличием  спорных  территориаль-
ных вопросов между Арменией и Азербайджаном в 1918-1921 гг. Дело в том,
что когда Советский Азербайджан признал Зангезур и Карабах частью Арме-
нии, вся территория Красного Курдистана входила в вышеуказанные области.
Под Нагорным Карабахом в 1918-1921 гг. понимали не только ту территорию,
на которой впоследствии была образована НКАО, но и Северный Нагорный
Карабах,  Карвачар,  Южный  Нагорный  Карабах  вплоть  до  Аракса.  Таким
образом, под Нагорным Карабахом понимались горные районы бывшего Дже-
ванширского,  Шушинского  и  Корягинского  уездов  Елизаветпольской  губер-
нии, а также прилегающие к Джеванширскому уезду районы Елизаветпольс-
кого уезда. Территория Зангезура также намного превышала территорию ны-
нешней Сюникской области Республики Армения. В составе Елизаветпольс-
кой губернии существовал Зангезурский уезд с четко установленными грани-
цами, в состав которого входила вся нынешняя территория Сюникской облас-
ти, а также бывшие Лачинский, Кубатлинский и Зангеланский районы. Таким
образом,  признав Зангезур и  Нагорный Карабах  частью Армении, Азербайд-
жан признал ее составными частями все вышеуказанные территории. Любо-
пытно, но данное обстоятельство указано и в статье И.Сталина, приуроченной
к советизации Армении. Как писал нарком национальностей: «1 декабря Со-
ветский  Азербайджан  добровольно  отказывается  от  спорных  провинций  и
декларирует передачу Советской Армении Зангезура, Нахичевани, Нагорного
Карабаха»   [23]. Слово «провинция» здесь лишний раз показывает администра-
тивное значение Зангезура. Это обстоятельство, к сожалению, очень часто за-
бывают исследователи нагорно-карабахского конфликта. 


Но  как  известно,  5  июля  1921г.  на  внеочередном  заседании  пленума
Кавбюро РКП(б) под давлением Сталина и без учета волеизъявления народа
Карабаха, край

был передан Азербайджану. Азербайджану была передана и
большая часть Елизаветпольской губернии – шесть из восьми уездов отошли
к Азербайджану полностью. Остальные два уезда были разделены между со-
ветскими Арменией и Азербайджаном, последний получил больше полови-
ны Зангезурского и львиную долю Казахского уезда. Естественно, что такое
разделение, особенно передача Азербайджану территорий, фактически отор-
вавших Нагорный Карабах от Армении, не могло удовлетворить последнюю,
и создание Курдистанского уезда смягчили эту неудовлетворенность. Полу-
чалось так, что между Нагорным Карабахом и Арменией располагался не сам
Азербайджан,  а  курдская  административно-территориальная  единица,  ста-
тус которой мог быть повышен в любой момент и создание которой являлось
олицетворением  права  наций  на  самоопределение  и  интернационализма.
Кроме того, создав Красный Курдистан, советским властям удалось впослед-
ствии добиться того, что о бывших границах Зангезура и Карабаха начали за-
бывать,  и  границы  последних  стали  ассоциироваться  с  границами  бывшей
НКАО и нынешней Сюникской области Армении. 
В-третьих, создание Курдистанского уезда преследовало также и стра-
тегические  внешнеполитические  цели.  В  те  годы  весьма  остро  стоял
курдский вопрос и на Ближнем Востоке, особенно в Турции. Красный Кур-
дистан  фактически  стал  первой  курдской  административно-территориаль-
ной единицей в мире, и одно только это обстоятельство очень усиливало по-
зиции  Советского  государства  в  среде  курдов.  Тем  более  что  в  1925г.  в
Турции вспыхнуло курдское восстание, возглавляемое Шейх Саидом ввиду
того, что активное заигрывание турецких властей с курдской верхушкой для
избавления от условий Севрского договора (первоначально кемалисты объя-
вили о национальном равноправии курдов с турками, даже об автономии для
курдов)  сменилось  после  подписания  Лозанского  договора  1923г.  реакцио-
низмом со стороны официальной Анкары. Именно после жестокого подавле-
ния курдского восстания кемалисты заявили, что в Турции нет ни курдов, ни
курдского вопроса. A в СССР продолжал существовать Красный Курдистан.
Понятно, что это не могло не импонировать курдам. Кстати, после подавле-
ния  общекурдского  национального  восстания  в  турецком  Курдистане,  из
Турции в Советский Союз нелегально переехали две тысячи курдов [24].
Две  последние  причины  создания  Красного  Курдистана,  как  ни
странно,  были  в  интересах  Азербайджана.  Во-первых,  Азербайджан  все  же
получил стратегически важные территории, лежащие между Нагорным Ка-
рабахом  и  Арменией.  Во-вторых,  Азербайджан  еще  больше  усиливал  свою

внешнеполитическую значимость в качестве одного из ключевых компонен-
тов распространения пролетарских идей, равно как и советского влияния в
различных  странах  мусульманского  Востока.  Любопытно,  но  еще  до  созда-
ния  Красного  Курдистана  во  время  вступления  Красной  Армии  в  Южный
Кавказ в официальных переписках советских государственных деятелей не-
обходимость  советизации  Армении  и  Грузии  обосновывалась  именно  му-
сульманским фактором. Так, в одной из телеграмм главы Кавбюро С.Орджо-
никидзе  было  указано  буквально  следующее:  «...имейте  в  виду,  если  вы  с
Арменией заключите мир, это будет чем-то ужасным для мусульман... Полу-
чится  впечатление,  что  мы,  христиане,  покорили  Азербайджан,  оставили
Грузию и Армению в стороне» [25]. 
Кстати, одним из основных направлений интервенции Красной Армии в
Армению  было  восточное,  т.е.  со  стороны  Нагорного  Карабаха  и  Зангезура.
Это  было  наиболее  целесообразным  направлением  ввиду  того,  что  данные
территории были спорными между Арменией и Азербайджаном, а также вви-
ду  существовавших  там  напряженных  межнациональных  взаимоотношений
между армянами и тюрками, между тюрками и курдами, а также между курда-
ми и армянами. Это, среди прочего, создавало войскам Красной Армии имидж
стабилизирующей силы. Нарком иностранных дел РСФСР Чичерин, объясняя
МИД  Армении  причины  продвижения  Красной  армии,  заявил  следующее:
«Занятие  российскими  частями  тех  местностей,  которые  в  процессе  борьбы
между соседними народами получили характер спорных между Арменией и
Азербайджаном, имеет целью предотвращение кровавых конфликтов... и рас-
считано  на  создание  условий,  делающих  возможным  спокойное  и  бесприс-
трастное обсуждение спорных территориальных вопросов» [25].
Но  с  другой  стороны,  все  это  не  могло  компенсировать  ту  озабочен-
ность, которую вызывало в Баку само существование курдского администра-
тивно-территориального  образования  в  составе  Азербайджана.  Ввиду  этого
азербайджанские власти делали все возможное для упразднения данной еди-
ницы. Вначале была выбрана тактика действий, если так можно выразиться,
исподтишка.  Основной  акцент  здесь  делался  на  то,  чтобы  постепенно  убе-
дить Центр, что курды ассимилировались и тюркизировались, и таким обра-
зом  добиться  упразднения  Курдистана.  Для  этого  власти  Советского  Азер-
байджана делали все возможное. 
Первым шагом на этом пути стала демаркация границ Красного Кур-
дистана. Как отмечалось в начале данного исследования, в течение четырех
пленарных  заседаний  ЦИК  Азербайджанской  ССР  так  и  не  сумел  решить
этот  вопрос  создания  Курдистана  именно  ввиду  разногласий  по  границам
будущего уезда. Наибольшие споры вызывала целесообразность включения в

состав  Красного  Курдистана  Кубатлинской  дайры.  В  конце  концов  было
принято  решение  о  ее  включении.  Но  данная  дайра,  как  уже  отмечалось,
была  на  98,9%  тюрконаселенной.  Включив  ее  в  состав  Курдского  уезда,
бакинские власти существенно уменьшили процент курдов в уезде. Главой
Красного  Курдистана  был  назначен  этнический  азербайджанец  из  Шуши
Г.Гаджиев, который до этого занимал пост главы Кубатлинской администра-
ции  [19,  с.  50-53].  За  все  время  существования  Красного  Курдистана  туда
систематически заселяли тюрок из разных мест Азербайджанской ССР. Так,
на 1925г. курды составляли 80,7% населения Курдистанского уезда [26], а по
всесоюзной переписи населения 1926г., как отмечалось выше, – уже 73,1%.
Получается, что за год бакинским властям удалось уменьшить процент кур-
дов в Красном Курдистане более чем на 7%. Тюрок заселяли в разных местах
уезда. Например, в конце 1920-х гг. большинство населения поселка Лачин
составляли  мужчины  –  переселенцы  тюркской  национальности  из  других
районов Азербайджана. Между тем, когда 2 тыс. курдов из Турции пересе-
лились в Азербайджан, их не поселили в Курдистане. Вместо этого в районе
станции Евлах – в имении бывшего миллионера Тагиева – для переселенцев
было  отведено  свыше  4.000  гектаров  земли  и  выдана  безвозвратная  ссуда  в
60.000 руб. В этом же районе образуется новое селение Нариманабад из 181
семейства. Под новое селение наркомпромом Азербайджана отведено около
2.000  гектаров  и  отпущена  долгосрочная  ссуда  [24].  Когда  же  был  создан
Курдистанский округ, то в его состав вошли также не имевшие сколь-нибудь
значительного  курдского  населения  территории  бывших  Зангеланского  и
части Джабраильского районов. Таким образом, бакинские власти еще более
снизили процент курдов в Красном Курдистане.
Власти Азербайджана также всячески содействовали тюркизации Крас-
ного  Курдистана  путем  недопущения  открытия  курдских  школ,  развития
курдского языка и культуры. Публиковались разного рода материалы, «дока-
зывающие» сильную ассимиляцию и тюркизацию курдов. Хотя на самом деле
этого  не  было  или  же  было,  но  в  гораздо  меньшей  степени.  Например,  по
данным  1925г.  сильной  тюркизации  были  подвержены  иранцы  (в  основном
таты) Азербайджанской ССР, и процент тюркизации среди них доходил 60% и
более [26, с. 641]. О курдах этого не говорилось. Слову «курд» в сознании ти-
тульной нации усиленно придавали оскорбительное значение. В ее представ-
лении курды – неграмотные, отсталые люди, кочевники. Многие представите-
ли курдской интеллигенции вынуждены были отказаться от своей националь-
ной принадлежности только из-за того, что они могли потерять место работы
[27]. Подобные действия создавали напряженность в межнациональных взаи-
моотношениях в Красном Курдистане. В газете «Заря Востока» от 15 октября

1929г.  читаем  следующее:  «Национальные  отношения  в  Азербайджанском
Курдистане отличаются большой сложностью и запущенностью… Азербайд-
жанские тюрки в отличие от армян представляют сравнительно новую этни-
ческую группу, при этом проявляющую тенденцию не к упадку, а, наоборот, к
безграничному росту и укреплению. Ощущается это не только путем механи-
ческого увеличения национального ядра, в результате переселения из сосед-
них  чисто  тюркских  районов  Азербайджана,  но  —  и  это  самое  главное  —  в
гораздо большей степени путем сложных процессов культурной ассимиляции
в  форме  “тюркизации”»  [28].  Любопытно,  но  до  1931г.  в  Азербайджане  не
функционировала ни одна школа на курдском языке [19, с. 5, 62, 77-78]. Пер-
вые курдские школы появились в 1931–32 гг. [29], т.е. после окончательного
упразднения Красного Курдистана. Однако курдские школы просуществовали
недолго и были закрыты в 1937–38 гг. После этого в Азербайджане не была от-
крыта ни одна курдская школа, не функционировал ни один курдский театр.
Кстати, это было не только нарушением прав курдов, но и нарушением поли-
тики  Центра,  особенно  в  первые  годы  существования  Красного  Курдистана.
Еще в самом начале образования Советского государства было провозглашено
равноправие всех народов. Так, весной 1918г. И.Сталин, представляя организа-
ционную структуру Советского государства, указал следующее: «...Все осталь-
ные дела и, прежде всего, формы проведения общих декретов, школа, судо-
производство,  администрация  и  т.д.  отойдут  к  областным  совнаркомам.
Никакого  обязательного  «государственного»  языка  –  ни  в  судопроизводстве,
ни в школе. Каждая область выбирает тот язык или те языки, которые соответ-
ствуют составу населения данной области, причём соблюдается полное равно-
правие  языков  как  меньшинств,  так  и  большинства  во  всех  общественных  и
политических установлениях» [30].
Тем не менее, даже в ситуации, когда уже не было Красного Курдиста-
на,  азербайджанские  власти  всячески  препятствовали  развитию  курдской
культуры и распространению курдских школ. Курды Нахичевана, например,
получали образование в Ереване, где в 1931г. был открыт Курдский педаго-
гический  техникум,  а  курды  остального  Азербайджана  получали  образова-
ние на курдском факультете азербайджаноязычного Шушинского педагоги-
ческого  техникума,  кстати  располагавшегося  в  здании  бывшего  армянского
реального училища. Курды, обучавшиеся в Армении и Грузии, продолжали
свое  обучение  в  Ленинграде,  тогда  как  азербайджанские  курды  такой  воз-
можности были лишены [31]. Бакинские власти всячески препятствовали из-
данию курдских учебников и книг. За период с 1929 по 1938 годы в Азер-
байджане было напечатано всего 28 книг на курдском языке, тогда как в Ар-
мении их печаталось несравненно больше [32]. Даже газета «Красный Кур-


дистан», которая была основана в Лачине в 1931г. (также после упразднения
Красного Курдистана) и просуществовала до 1962г., выходила на азербайд-
жанском языке. Примечательно, но в Азербайджане даже ученым курдской
национальности не разрешалось публиковать материалы о курдах Азербайд-
жанской ССР, все они публиковали труды о курдах зарубежья, тогда как в
Армении было как раз наоборот [33].
Все  это  привело  к  тому,  что,  начиная  с  30-х  годов  прошлого  века,  в
Азербайджане начали «исчезать» курды. Уже по переписи населения 1937г. в
Азербайджанской ССР численность курдов составила 10,8 тыс. человек [34].
И это притом, что по данным переписи 1921г. только в сельских местностях
Азербайджанской ССР курдов насчитывалось 32,780 человек [35], а в 1926г.
численность  курдов  в  Азербайджане  составляла  примерно  41  тыс.  (1,8%
населения республики) [36]. В последующие годы ХХ века курды практичес-
ки исчезли. В 1939г. их оказалось всего 6 тыс. (0,2%), в 1959г. – 1,5 тыс., а в
1970г. – 5,5 тыс. (0,1%), а после проведения переписи 1979г. было объявлено,
что  в  Азербайджане  курдов  нет  [37].  Для  сравнения  отметим,  что  числен-
ность курдов в соседних с Азербайджаном Армении и Грузии по сравнению
с  серединой  20-х  годов,  о  которой  сказано  выше,  увеличилась  в  3,5-4  раза
[37]. Между тем, курды Азербайджана в целом относились к сельскому насе-
лению с высоким уровнем рождаемости. По последней переписи населения
СССР 1989г., численность курдов составила немногим более 12 тыс. человек
по всему Азербайджану [38], подавляющая часть которых не владела родным
языком.  Все  же  в  «исчезновении»  курдов  было  бы  неправильно  винить  ис-
ключительно власти Азербайджана. Естественно, что последние были заин-
тересованы  в  «исчезновении»  курдов  в  Азербайджанской  ССР.  Однако
немаловажное значение имело и то, что курды не сумели найти в себе доста-
точного  потенциала  для  эффективного  противостояния  ассимиляционной
политике бакинских властей. 
Во многом это было результатом отсутствия или недостаточного разви-
тия  у  курдов  Азербайджанской  ССР  ярко  выраженной  национальной  иден-
тичности  и преобладания в национальном самосознании клановых и семей-
ных и родовых элементов. Одним из наиболее наглядных тому примеров яв-
ляется  структура  курдских  поселений.  Вот  как  характеризует  курдов  Азер-
байджанской  ССР  известный  советский  курдолог  Т.Ф.  Аристова:  «У  курдов
Армении  до  30-40-х  годов  ХХ  века  существовали  патронимические  и  родо-
племенные поселения, что свидетельствует о долгом сохранении родовых от-
ношений. В Азербайджане большинство селений создавалось без соблюдения
родоплеменной принадлежности, о которой азербайджанские курды не пом-
нят. Селенья обычно основывались у родника. Общественных построек не су-

ществовало» [39]. У азербайджанских курдов также не было своей националь-
ной интеллигенции, что также негативно воздействовало на национальное са-
мосознание. Немаловажным фактором отсутствия национальной интеллиген-
ции было то, что даже до советизации Южного Кавказа у курдов не было свое-
го  духовного  сословия.  На  территориях,  где  впоследствии  был  образован
Красный Курдистан, не было даже мечетей. Известный советский, азербайд-
жанский ученый А.Алекперов, рассматривая данный вопрос, представлял си-
туацию  следующим  образом:  «В  Курдистане  мечетей  нет.  Духовенство  в  на-
шем понимании здесь отсутствует. Часто мулла соединяет в себе и торговца и
кулака. Официальный ислам в этих краях особенно сильно сочетается с доис-
ламскими пережитками. Почитается культ предков, существуют пиры, места
поклонений. Наиболее известными являются пир Султан Баба около Лачина и
пир Аг-Баба в Гочазском ущелье в окрестностях села Сеидляр» [40].
Действительно,  на  территории  курдонаселенных  областей  Красного
Курдистана не было мечетей. Курдские и тюркские исторические памятни-
ки  на  территории  бывшего  Кельбаджарского  района  –  это  исключительно
кладбищенские памятники: мавзолеи (кюмбазы) и просто камни (в том числе
коневидные и овнообразные), самые ранние из которых относятся к 1870-м
годам  [41].  Единственная  мечеть  здесь  была  заложена  в  1990г.  в  бывшем
Кельбаджарском районе. Но она так и осталась незавершенной и находится
на левом берегу реки Тертер южнее с.Злфгарлы [42]. Курды, которые были
мусульманами-шиитами,  для  получения  религиозного  образования  вынуж-
дены были изучать фарси и тюркский. Это в свою очередь являлось доста-
точно  существенным  элементом  ассимиляции.  Во  многом благодаря  выше-
указанным факторам в среде курдов Азербайджанской ССР был высок про-
цент языковой ассимиляции. Так, по переписи населения 1926г. в Азербайд-
жанской  ССР  было  зарегистрировано  41,1  тыс.  курдов,  из  коих  курдский
язык  в  качестве  родного  указали  лишь  6,8  тыс.  человек.  34,1  тыс.  курдов  в
качестве родного языка указали тюркский [43]. Из всего курдского населе-
ния  Курдистанского  уезда  лишь  3123  человека  указали  в  качестве  родного
языка  курдский,  остальные  родным  языком  указали  тюркский  [43,  с.  71].
Любопытно,  что  в  Нахичеване  ситуация  была  кардинально  противополож-
ной. Из 2649 курдов Нахичевана 2631 указали курдский язык в качестве род-
ного языка [43, с. 19]. Возможно, причиной поддержания языковой идентич-
ности  было  то,  что  эти  курды  были  мусульманами-суннитами.  Во  многом
ассимиляции курдов способствовал и факт поголовной неграмотности пред-
ставителей  этого  народа.  Так,  из  41,1  тыс.  курдов  Азербайджанской  ССР
лишь 1756 человек были грамотными, при этом из них лишь 10 человек вла-
дели курдской грамматикой [43, с. 73].

Наличие подобных элементов существенно облегчило бакинским влас-
тям достижение их цели по ассимиляции курдов. При этом они планировали
добиться этого в достаточно короткий срок, ведь чем дольше существовал бы
Красный Курдистан, тем труднее было бы этого добиться. Для этого были
веские причины. Вскоре после создания Красного Курдистана, в 20-е годы
прошлого века на Южном Кавказе началось движение курдов за автономный
Курдистан  [39,  с.  217].  При  этом  данное  движение  было  практически  все-
курдским, а автономию они хотели создать в Азербайджанской ССР на осно-
ве  Курдского  уезда.  Это  движение  сопровождалось  также  лозунгами  о  на-
ционализации земли, переходу к оседлости, перераспределению пастбищ и
пахотной земли. В движении выделялись национально-культурные пробле-
мы, в частности, вопросы образования, создания школ с обучением на род-
ном языке. Культурно-просветительская работа была тесно связана с имена-
ми  курдских  писателей  Араба  Шамилова,  Аджие  Джинди,  Амине  Авдала.
Все  три  этих  деятеля  были  курдами  Армянской  ССР.  Так,  Араб  Шамилов
был создателем курдского алфавита на основе латиницы и заслуженным дея-
телем науки Армянской ССР, Аджие Джинди был создателем курдского ал-
фавита на основе кириллицы и заслуженным деятелем науки АрмССР. Ами-
не Авдала был главным редактором первой в мире курдской газеты «Рйа Та-
за», которая также выходила в Армении. Любопытно, но в 1933г. Араб Шами-
лов  организовал  экспедицию  в  населенные  курдами  областей  Армении,
Азербайджана и Грузии с целью изучения быта, экономики и создания еди-
ного  литературного  языка  курдов  СССР  [44].  Естественно,  что  бакинские
власти были озабочены активностью курдов по созданию курдской автоно-
мии  и  тем,  что  фактически  это  движение  возглавили  курды  Армении,  тем
более что еще в 1921г. в Армении был создан курдский алфавит на базе ар-
мянского  алфавита,  на  котором  вышла  в  свет  первая  курдская  азбука  под
названием «Шамо». Наиболее действенной стратегией по недопущению ста-
новления  национального  самосознания  курдов  было  лишь  упразднение
Красного  Курдистана.  Упразднив  его,  можно  было  бы  довести  ассимиля-
ционную политику до логического завершения. 
Бакинские власти умело использовали для ассимиляции курдов и со-
бытия  1937г.  Как  уже  было  указано,  по  всесоюзной  переписи  населения
1926г. в Азербайджанской ССР численность курдов достигала 41,1 тыс. чело-
век, в 1937 – 10,8 тыс. человек, а по переписи населения 1939г. – всего 6 тыс.
человек  [45].  Некоторые  исследователи  считают,  что  все  курды,  за  исключе-
нием  оставшихся  в  1939г.  6  тыс.,  были  депортированы.  Другие  считают,  что
были депортированы максимум 5 тыс. человек. Но и те и другие соглашаются в
том, что во избежание депортации курды посчитали наиболее целесообразной

тактикой изменение национальности в пользу азербайджанской [33, p. 62]. 
В это же самое время в СССР в целом и в Азербайджане в частности на-
чался  достаточно  мощный  экономический  подъем,  развивались  искусство,
культура  и  образование.  А  развитие  вышеуказанных  сфер  непосредственно
воздействует и на процесс национального самосознания, тем более для тюр-
коязычного населения, являющегося основным по численности населения в
республике и к тому же окруженного народами, имеющими многовековую
историю государственности (персы, армяне, грузины), а также нередко вос-
принимаемого коренными народами, особенно малыми, в качестве пришло-
го элемента. В этих условиях у молодого народа, особенно у его элит, может
возникнуть  комплекс  неполноценности,  и  в  качестве  механизма  преодоле-
ния этого комплекса – самоидентификация с народом, наиболее близким в
этническом  или  религиозном  плане  и  имеющим  в  своем  регионе  вес,
особенно политический. Но так как в СССР о религии не могло быть и речи
(т.е. самоидентификация исповедующих шиизм тюрок Азербайджана с иран-
цами автоматически исключалась), то в случае с тюркоязычным населением
Азербайджана  могла  возникнуть  опасность  возрождения  пантюркистских
или протурецких идей, чего Москва, естественно, не могла допустить. 
Поэтому  наиболее  целесообразной  стратегией  стала  консолидация  му-
сульманских народов Азербайджанской Советской Социалистической Респуб-
лики в единый азербайджанский народ [46]. Но консолидация разных народов
в одну общность – достаточно сложный и долгий процесс. И первое, что надо
сделать – это привить общую самоидентификацию, основой которой должна
была  стать  территориально-административная  принадлежность.  Люди  раз-
личных национальностей должны были идентифицировать себя как азербайд-
жанцы, т.е. жители Азербайджана. После того, как общая самоидентификация
будет  привита,  она  со  временем  должна  будет  эволюционировать  в  нацио-
нальное самосознание и национальную идентичность (нацию). Азербайджан
был единственной республикой СССР, в которой это можно было сделать, так
как название государства не было производным от основного народа, населяв-
шего его территорию. Таким образом частью новой азербайджанской общнос-
ти становились потомки кавказских албанцев – лезгины, носители иранской
культуры  –  талыши,  таты,  курды  и  другие  народности,  горские  народы,  а
также  тюркский  этнос.  В  результате  новая  общность  как  бы  становилась
наследником всего исторического, духовного и политического наследия, су-
ществовавшего на территории современного Азербайджана в течении тысяче-
летий. Кроме того, формирование общей самоидентификации на основе тер-
риториально-административной  принадлежности  давало  возможность  снять
опасения  представителей  других  мусульманских  народов  относительно  воз-


можной ассимиляции в тюркском этносе и открывало неплохие возможности
для  их  дальнейшего  развития.  Поэтому  любое  проявление  национализма  в
любой этнической среде жестоко пресекалось, а в высшем руководстве Азер-
байджана  были  представители  всех  национальностей  республики.  В  рамках
создания азербайджанской общности поощрялась политика изменения нацио-
нальной принадлежности среди мусульманских народов Азербайджана, и они
просто записывались как азербайджанцы.
Конечно,  эволюционирование  общей  самоидентификации  в  нацио-
нальное самосознание и национальную идентичность в Азербайджане прои-
зошло несколько иначе, чем планировалось. Самоидентификация в качестве
азербайджанцев, а затем ее трансформация в национальное самосознание и
национальную идентичность достаточно успешно прошла среди тюркоязыч-
ного  населения  республики.  Одно  это  уже  было  в  интересах  Москвы.  Но
процесс трансформации самоидентификации в национальное самосознание
среди  других  народов  происходил  медленее.  Поэтому  процесс  националь-
ной консолидации в Азербайджане начал приобретать совершенно иное на-
правление. Тюркская элита, успешно пройдя цепь «самоидентификация–са-
мосознание–национальная  идентичность»,  начала  фактически  навязывать
азербайджанскую идентичность другим мусульманским народам республи-
ки и их элитам, для которых азербайджанская общность находилась в основ-
ном  все  еще  на  стадии  самоидентификации.  В  результате  мусульманские
нацменьшинства Азербайджана стали воспринимать азербайджанскую общ-
ность как попытку другого народа навязать им свою национальную идентич-
ность.  Поэтому  под  азербайджанцами  начали  понимать  собственно  тюркс-
кий этнос Азербайджана, и азербайджанская общность перестала быть кон-
солидирующим элементом для мусульманских народов республики. 
Тем не менее, бакинские власти весьма умело воспользовались этим и
практически бескровно сумели полностью избавиться от курдского населе-
ния, тем более что территории, на которых располагался Красный Курдис-
тан,  представляли  стратегически  важное  значение  для  Азербайджана.  Эти
территории, как уже отмечалось выше, разделяли Армению и Нагорный Ка-
рабах. Одного только этого обстоятельства было достаточно, чтобы бакинс-
кие власти проводили дискриминационную политику в отношении курдов.
Стратегическая  важность  этих  районов  также  заключается  в  том,  что  здесь
берут  начало  85%  водных  ресурсов  бывшей  НКАО,  а  также  реки  Арпа  и
Воротан,  играющие  критическую  роль  в  спасении  озера  Севан,  на  долю
которого приходится 80% водных ресурсов Армении. Понятно, что тот, кто
контролирует  эти  территории,  будет  диктовать  свои  условия  армянскому
народу в целом. Все это лишний раз показывает всю  ту важность, которую

представляли эти территории для бакинских стратегов. Именно поэтому, не-
смотря на многочисленные просьбы, бакинские власти сделали все возмож-
ное для недопущения возвращения армянского населения сел Алгули, Хак,
Харар и т.д. в свои дома после резни 1918-1920 гг. Если бы власти Советского
Азербайджана  поощряли  бы  возвращение  армянского  населения  в  данные
населенные  пункты,  то  они  бы  возвратились, особенно  руководствуясь  но-
вой идеологией коммунизма, провозгласившей братство между всеми наро-
дами советского государства. На фоне этого на территориях, расположенных
между  бывшей  НКАО  и  Арменией,  имел  место  достаточно  быстрый  рост
населения.  Так,  если  в  1926г.  население  Кельбаджарского  и  Лачинского
районов составляло 37 тыс. человек, то на начало 80-х годов прошлого века
оно составляло почти 100 тыс. человек [47]. Население Кельбаджарского и
Лачинского  районов  было  в  подавляющем  своем  большинстве  сельским.
Между тем, сельское население в целом по Азербайджанской ССР неуклон-
но уменьшалось, происходило перемещение людей из сельской местности в
города. Так, если в 1926г. сельское население Азербайджанской ССР состав-
ляло 72% от общей численности населения [48], то в 1987 – уже 46% [49]. Но
территорий,  лежащих  между  бывшей  НКАО  и  Армений,  урбанизация  не
коснулась. Они представляли слишком важное геостратегическое значение,
чтобы позволить населению перемещаться оттуда в крупные промышленные
центры Азербайджанской ССР. Все эти факты лишний раз доказывают, что
вышеуказаные территории ни в коем случае не могут быть предметом торга
в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. От них зависит безопас-
ное и поступательное развитие всего армянского народа. 

Ноябрь, 2005г.

Источники и литература
1.  «В договорных Советских республиках. В Курдистане», Жизнь национальностей,
N20, 3 октября 1921, с. 4.
2. Ленин В., Полное собрание сочинений, М., т. 54, 1975, с. 560.
3. Ленин В., Биографическая хроника, М., т. XI, 1980, с. 641-643. 
4.  Список населенных мест Азербайджана по данным переписи 1926 года. Курдистан-
ский уезд, Азербайджанское центральное статистическое управление, Баку, 1927. 
5.  Заря Востока, 2 июня 1930. 
6.  История государства и права Азербайджанской ССР, Б., 1973, с. 412, 505. 
7.  Персидские документы, указы, хранящиеся в Матенадаране (1601-1650 гг.), т. II,
Ер., 1957, с. 89-90.
8.  История человечества, т. V, Юго-Восточная и Восточная Европа, С-Пб., 1905, с. 566.
9.  История Азербайджана, т. I, Б., 1958, с. 307, 311, 312. 

10. Петрос ди Саргис Гиланенц (на арм. языке), Вагаршапат, 1916, с.16. 
11. Карапетян С., Памятники армянской культуры в зоне Нагорного Карабаха, Ер.,
2000, с. 12.
12.  Архиепископ Месроп  Тер-Мовсисян,  Церкви  и  монастырские  постройки  трех
армянских монастырей – Татева, Агарцина и Дади (на арм. языке), Иер., 1838, с. 84. 
13. Потто В., Генерал-адъютант Иван Давидович Лазарев, Т., 1900, с. 11.
14. А-До, Армяно-турецкие столкновения на Кавказе 1905-1906 гг. (на арм. языке),
Ер., 1907, с. 255.
15.  Епископ Макар Бархударян , Арцах (на арм. языке), Б., 1895, с. 258.
16.  ЦГИАРА, ф. 150, сп.1, д. 59, л. 5. 
17. Карапетян М., Этническая структура населения Нагорного Карабаха в 1921 году,
Ер., 1991, с. 17. 
18. Стеклов А., Армия мусаватского Азербайджана, Б., 1928, с. 40.
19. Бакшпан А., Азербайджанские курды, Б., 1932, с. 26, 27, 69-72.
20.  Letter from the President of the Peace Delegation, Republic of Azerbaijan, to Presi-
dent  of  League  of  Nations,  December  7,  1920,  objecting  to  League’s  conclusion  on
difficulties in assessing frontiers, boundaries, and refuting problems in dispute with
Armenia, [FO 371/4955], in Caucasian Boundaries, Documents and Maps (1802-1946),
edited by Anita L.P. Burdett, Archive Editions, 1996, p. 715, 717, 719.
21.  Коммунист (на арм.языке), Ер., 7 декабря 1920.
22.  Хорурдаин Айастан (на арм. языке), 12 июня 1921.
23. Сталин И., «Да здравствует Советская Армения», Правда, N273, 4 декабря 192О. 
24.  Заря Востока, N225, 29 июля 1928 г. 
25.  «Счастье на штыках. Секретная борьба в большевистском руководстве по поводу
«советизации» Закавказья», Лабиринт Времен, http://hist.ru/kavbolsh.html.
26.  Большая советская энциклопедия, раздел «Аз. ССР», т. I, 1929, с. 642.
27.  Центр  Езидской  Культуры,  Азербайджан,  http://www.ezdixane.ru/content/
view/334/214/
28.  Заря Востока, N237, 15 октября 1929 г. 
29. Аристова Т., Курды Закавказья, М., 1966, с. 86.
30. Сталин И., «Организация Российской Федеративной Республики», Правда, N62 и 63, 3 и 4 апреля 1918.
31. Бакаев Ч., Основы курдской орфографии, М., 1983, с. 269. 
32.  Библиография советской курдской книги, Ер., 1962. 
33. Muller  D.,  «The  Kurds  of  Soviet  Azerbaijan,  1920-91»,  Central  Asian  Survey,  N19,
2000, p. 65. 
34.  Всесоюзная  перепись  населения  1937  года,  Институт  истории  Академии  наук
СССР, М., 1991, с. 95.
35.  Обзор деятельности Совнаркома ЗСФСР, Тб., 1923, с. 16
36. Мамедов К., Население Азербайджанской ССР за 60 лет, Б., 1982, с. 55.
37. Мгои  Ш.,  Еще  раз  об  азербайджанских  курдах,  Центр  Езидской  Культуры,  5
сентября, 2004. http://www.ezdixane.ru/index.php?option=com_content&task =view
&id=114&Itemid=27 
38.  Национальный  состав  населения  СССР.  По  данным  Всесоюзной  переписи
населения 1989 года, Финансы и статистика, М., 1990, с. 118-121. 
39.  Энциклопедия «Народы России», М., 1994, с. 217. 
40. Алекперов А., К вопросу об изучении культуры курдов, Труды Азербайджанско-
го филиала Академии наук СССР, Б., 1936, с. 33-61; Алекперов А.
, Материалы по археологии и этнографии Азербайджана, Б., 1960, с. 162. 
41. Эфендиев Расим Самед-оглы, Камни говорят (на азерб. языке), Б., 1980. 
42. Карапетян  С.,  История  единственной  мечети  Карвачарского  района,  Азатамарт
(на арм. языке), N47, 1994, с. 13.
43.  Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 года, т. IV, пт.14, Центральное
статистическое управление СССР, М., 1929, с. 13. 
44. Араб  Шамилов,  Люди  и  судьбы.  Библиографический  словарь  востоковедов  –
жертв политического террора в советский период (1917-1991), Пб., 2003.
45. Бугай Н., Броев Т., Броев Р.,
Советские курды: Время  перемен, М., 1993,  с. 46;
Всесоюзная перепись населения 1939 года, М., 1992, с. 71.
46. Бабаян Д., «Нагорно-карабахский конфликт и самоопределение азербайджанско-
го народа», Центральная Азия и Кавказ, N5, 2003.
47.  Азербайджанская советская энциклопедия, Б., 1981, т. V, с. 334, т. VI, с. 173.
48.  Атлас Азербайджанской ССР, М., 1963, с. 14-15.
49.  Советский Энциклопедический Словарь, М., 1990, с. 23.



THE RED KURDISTAN: GEOPOLITICAL ASPECTS OF 
FORMATION AND ABOLISHMENT 

David Babayan

Resume
On July 23, 1923 the territories of former Kelbajar, Lachin and Kubatly re-
gions were united to form a separate Kurdish uyezd (area), which is more known
as Red Kurdistan. Interestingly, but information about the formation of a Kurdish
administrative unit was disseminated back in 1921. For example, on October 3,
1921 Russian Federation’s People’s Commissariat, headed by Joseph Stalin, in its
newspaper published an article where it informed Soviet public that the forma-
tion of a Kurdish Republic was in process.   
The Kurdish uyezd was comprised of six diara or sub-districts – Kelbajar,
Koturlou, Karakishlagh, Muradkhanly, Kurdganji and Kubatlou. The administra-
tive center of the uyezd was the settlement of Lachin. The total population of the
uyezd was 51,2 thousand people, the Kurds comprising 73,1 percent of the popu-
lation. The Kurdistan uyezd existed for several years and was abolished on April
8, 1929. There were formed eight okrugs (regions) in Azerbaijan Soviet Socialist
Republic (SSR) Instead of 13 uyezds. The territories of the Red Kurdistan were
included  in  the  newly  formed  Karabagh  okrug.  In  was  only  on  May  25,  1930
when  a  separate  Kurdistan  okrug  was  formed.  The  Kurdistan  okrug  was  bigger
than its predecessor and incorporated not only the territory of the former Kurdi-

stan uyezd but also the former Zangelan rayon (district) entirely and Jebrail dis-
trict  partly.  On  July  25,  1930  the  Central  Executive  Committee  of  the  USSR
adopted a decision abolishing okrugs as administrative units and introducing new
units – the rayons. Accordingly, the Central Executive Committee of the Azerbai-
jan SSR adopted a decision on abolishing the Kurdistan okrug. However, no Kur-
distan rayon was established later on. Thus, the Kurdish administrative unit ex-
isted for around 7 years.            
In spite of such a short period of existence, the formation, existence, aboli-
tion and memories of that entity in general have been laid in the sphere of geo-
politics since the first day of the formation of Azerbaijani state. The formation of
the Red Kurdistan in 1923 solved some geopolitical issues at once. First of all, the
formation of this entity was a perfect leverage for Moscow to influence Azerbai-
jan and its attitude towards the new Soviet system. Azerbaijan SSR, having two
autonomous entities and the Red Kurdistan, could hardly have disloyal attitude
towards the Communist system. Otherwise, it could lose these territories. Second,
having formed the Red Kurdistan, Soviet authorities weakened tensions between
two  Soviet  Republics  –  Armenia  and  Azerbaijan.  In  1921  Azerbaijan  declared
Zangezour and Mountainous Karabagh integral parts of Armenia. At that time the
territories on which the Red Kurdistan was formed were parts of Zangezour and
Mountainous Karabagh. However, in the same year Mountainous Karabagh and
the most part of Zangezour were given to Azerbaijan under the pressure of Joseph
Stalin. This fact, of course, was very painful for Armenia. Consequently, forming
the Red Kurdistan, Moscow eased tensions between Armenia and Azerbaijan be-
cause  from  the  Armenian  perspective  those  territories  did  not  become  parts  of
Azerbaijan  in  a  pure  sense.  There  was  formed  a  new  separate  national  entity.
Third, the existence of the Red Kurdistan had also important foreign policy sig-
nificance,  taking  into  consideration  the  fact  that  at  that  time  it  was  the  only
Kurdish entity in the world and by such it was a very efficient leverage to exert
influence on the Kurdish people in general.                
Geopolitical considerations became actually the most important reason for
abolishing the Red Kurdistan. In 1930-s there were some significant trends in glo-
bal  politics,  the  most  important  of  them  being  the  Nazi  coming  to  power  in
Germany, the imminence of a war between the USSR and Germany and tradi-
tionally close ties between Germany and Turkey. In this situation Soviet authori-
ties formed a new Azerbaijani identity, a new Azerbaijani nation, which was to
incorporate all the Moslem peoples of the Azerbaijan SSR. What the Kremlin had
in mind was to loosen and eventually cut any ties between Soviet Azerbaijan and
Turkey. For this very reason not only the existence of the Red Kurdistan, but also
the Kurds of Azerbaijan SSR in general became needless and soon to be abolished
and disappeared.

 
Рекомендуем

Курдская сказка:

Как-то один человек нагрузил на коня стекло и повез в город предавать. А по другой стороне дороги шел в город бедняк наниматься в работники. Вдруг конь вырвался из рук хозяина.
Читать продолжение...
Известные курды

nawshirwan mustafa

Йылмаз Гюней

1.04.1937-9.09.1984

Кинорежиссер, сценарист, актер

⠫ ᠩ⮢